Linked, Lifestyle

Оправдания

В жизни часто случаются неудачи и промахи, когда вы обнаруживаете (а что еще хуже – обнаруживает кто-то другой) недостатки в сделанной работе. И, как обычно в таких случаях, звучит вопрос: что произошло? Естественная реакция на такой вопрос – попытки оправдаться и переложить ответственность. Но на самом деле, это еще хуже. Оправдания создают впечатление что вы совершенно не в теме и не ведут к разрешению проблемы. Свои размышления на эту тему изложил Rands в статье The Leaper. Ниже ее перевод на скорую руку.


В моем коротком списке профессиональных конкурентых преимуществ я бы отвел отдельное место стратегии работы с входящей почтой. Я совершенно нетерпим к непрочтенным сообщениям. Любое письмо, большое или маленькое, немедленно прочитывается. Да, я использую значительное количество почтовых фильтров которые устраняют лишний шум с моего пути и это означает что часть корреспонденции я таки игнорирую, но большинство сообщений адресованных непосредственно мне всегда и внимательно прочитывается.

Есть и другие подходы которые я использую чтобы решить когда и как ответить, но признаюсь, даже что комбинация этих методов не надежна на все сто процентов. Я прочитываю сообщения и никогда не отвечаю на них, несмотря на свои намерения сделать это. Я пассивно-настойчиво игнорирую почту на которую просто не хочу отвечать, а иногда просто забываю ответить. У меня есть аккуратно сформированное оправдание которое я использую в случаях таких вот проступков. Это типичное начало в моих письмах или обсуждениях, когда нужно признать факт игнорирования, и это звучит как…

“Простите, я был завален…”

Это не ложь, это оправдание.

Есть в этом немного и гордости за то, что меня разрывают на части. Потому что я такой занятый и нужный. И я счастливый член клуба занятых людей, потому что я был на совещаниях клуба скучающих, и, знаете ли, там действительно скучно.

Но эта гордость растворяется в чувстве вины за игнорирование. Я забыл ответить, я облажался каким-то образом, и теперь я перед вами со своей стандартной отговоркой: “завален”. Чувство вины имеет свойство возвращаться. Я только что проверил папку “Отправленные” со 20,483 сообщениями и обнаружил там слово “завален” 712 раз.  Это за последний год. Как неоригинально и грустно.

И потом я вспомнил главное. Это грустно, потому что когда я оправдываюсь что я завален, я не сообщаю вам ничего полезного.

Об Оправданиях

У меня был шеф – по причинам, которые вы сейчас поймете, будем его называть Прыгун. Он был светлым парнем, достойным наставником, политически смышленным и в целом человеком, который заботится о своей команде. У Прыгуна было много обязанностей как VP, но его стратегией управления было случайным образом вычислять у своих команд – догадайтесь что – место куда наскочить.

Это умение Прыгуна основывалось на его способности определять чушь. Будучи толковым, в прошлом инженер, он был знаком с предметной областью и мог легко сказать, когда кто-то занимался очковтирательством. Он всегда был способен отличить даже легкое вранье. Обычно он с пониманием относился к двусмысленности, но был один гарантированный способ заставить его наскочить – это ответить на вопрос оправданием.

Прыгун нападал на оправдание как на личное оскорбление. Он ни кому не позволял выйти из комнаты до тех пор, пока всем не было болезненно ясно – была разыграна карта с оправданием, что неприемлемо, и правильные меры будут предприняты для избежания такого в будущем.

У тех, с кем это было первый раз, происходила болезненная коррекция. Понимаете, когда Прыгун задавал вопрос, на который собеседники не были готовы ответить, от них звучало тоже самое, что делаю я, когда игнорирую письма – оправдание. Это – рефлекторное действие без видимых последствий, тем не менее Прыгун понимал это иначе. Он видел в этом больную помесь осуждения и слабой защиты.

Оправдание – это уход от ответственности. Не существует правильных оправданий. Я поясню.

О преподнесении

“Но Rands, это же вина Антонио! Он отвечает за сдачу этой работы, он пропустил даты, это он облажался!”. Успокойтесь. Вы спорите с не той частью оправдания.

Оправдание содержит две части: содержание и преподнесение. Содержание у вашего Антонио возможно совершенно справедливо, но причина, по которой Прыгун решит наскочить на вас – это преподнесение. Это звучит, как будто вы распыляетесь и пытаетесь отвлечь внимание. Вы преподносите не факты, а эмоции и отсутствие своей сильной позиции. Лучшие сведения в мире бесполезны, если способ их передачи вызывает подозрения.

Да, имея уверенность, вы можете преподнести убогое содержание и не вызвать наскока. Но это только отложит неизбежное. Ваша наглость примаскирует содержимое, но поскольку содержимое слабо и вы на самом деле не знаете, о чем говорите, то рано или поздно это ударит по вашей репутации… дважды. Первый раз, когда чепуха будет раскрыта, а потом еще раз, когда все поймут, что вы продаете ваши факты с ложной уверенностью.

Хорошо сделано.

Ирония заметна. Чтобы не выглядеть как будто вы не знаете о чем вы говорите, вы открываете рот и только добавляете масла в огонь. Если вы скажете Прыгуну, “Я не знаю, выясню завтра”, он будет спокоен.

Жизнь в большой или маленькой компании – это информационная игра, где о вас судят по количеству и качеству вашей информации. Эта игра становится сложнее, когда вы переходите от роли инвидуального участника к роли менеджера, но даже как от индивида от вас ожидают понимания происходящего вокруг и способности объяснить это другим.

Я знаю то чувство, которое возникает когда кто-то из старших потратит всего тридцать секунд на то, чтобы найти очевидные болезненные недостатки в сделанной вами за шесть месяцев работе. Внутренний диалог начинается с “Но он же просто не мог…” и заканчивается с “О черт, ну как я мог это пропустить?!” Это сбивает с толку, и когда вас спрашивают: “Почему ты не подумал об этом”, я знаю откуда появляются оправдания. Это – тревога, слабый маркетинг, неловкое признание вины.

Так что же вы собираетесь делать? Ясно, здесь речь идет о вашей репутации, как же поступить?

Мой совет немного помедлить и сказать нечто стоящее. Честно, ясно и коротко. Конечно, это директора, и им может не понравиться, но последнее, что в этом случае стоит делать – это добавлять масла в огонь показывая свой дискомфорт.

Есть директора, которым нравится когда вы выкручиваетесь и которые наслаждаются находя изьяны. Хотя они могут быть правы, это не дает им права быть жестокими. Я говорю о  намеренной мертвой тишине которая нависает когда изьян обнаружен, его все видят и удивляются: “Как мы могли это пропустить?” В этот момент, от кого-то ждут ответа. Это ваш шанс сказать что-то значимое.

О возможности сказать

Работая с Прыгуном годами, я научился ощущать момент приближения к грани использования оправдания. Я могу ощущать последовательность приближающихся событий по мере конструирования моей слабой попытки перевесить ответственность. Я слышу то, что собираюсь сказать – это не моя вина – и сразу же останавливаюсь.

Я хочу, чтобы вы вспомнили самое последнее ваше обсуждение, и я хочу, чтобы вы подумали об одной несказанной вами вещи. Возможно, вы торопились и отшили чей-то вопрос. Возможно, у вас была отличная беседа. Вероятно, вы говорили с вашим папой. Какую тему вам стоило затронуть? Что малое вам стоило произнести, чтобы ваш разговор стал более полезным?

Это все, что приходит мне в голову, когда я пресекаю оправдание. Я думаю обо всех выброшенных на ветер фразах, вместо которых я мог сказать что-то стоящее.

Однажды я написал: “В очередной раз, когда звучит бла-бла-бла, еще один творческий учитель письма умирает”, и я действительно так считаю. Каждый раз, открывая рот, вы имеете возможность создать что-то. Это именно то, о чем вы должны думать в неприятные минуты мертвой тишины, а не об оправдании, основанном на чувстве вины.

Я тороплюсь, но спешка – не оправдание для нехватки времени на то, чтобы сказать нечто стоящее.