Creative, Travel

несколько дней в Дели

Трапа самолета не было, была лишь длинная дорожка по душному аэровокзалу. Рядом брели спокойные индусы и возбужденные кришнаиты евпропейской внешности, с семьями. Эти лысоватые, в длинных рубахах цвета охры, ребята уже достали свои фотоаппарты и фотографировались на фоне полицейских, дверей, окон и прочего интерьера аэропорта. У паспортного контроля было несколько очередей и я выбрал ту, к которой примкнули этим самые русскоговорящие. Полчаса ожидания позволили мне осмотреться, перевести часы, послать несколько смс-ок, разглядеть индусов за стойкой, и наконец оформить свой въезд в индию.

Забрать багаж оказалось делом на удивление простым и быстрым, и я, водрузив на себя рюкзак, ринулся к выходу в поисках обменника и такси – дело было уже к середине ночи, а мне еще предстояло доехать до Дели и потревожить ждавших меня там девушек. С обменником все было просто, а такси я решил поискать, присмотреться – сказывались прочтенные лекции и вычитанные советы о том, как обводят приезжих белых вокруг пальца. В конце концов, остановился на киоске prepaid-такси, немного поторговавшись, сошлись на 300 рупиях, и маленький белый хетчбек повез меня в сторону Дели. Колония (там так называются районы) была, как и аэропорт, на юге Дели, потому ехать пришлось недолго. Ночной Дели удивлял теплым воздухом (это после нашей зимы, конечно), обилием зеленых южных деревьев и активностью на дорогах. Уже свернув к колонии, я оторопел от виды коровы, почти по вымя залезшей в мусорный контейнер, и с увлеченным видом чего-то там роющей. Это уже потом подобное зрелище стало для меня нормой и даже признаком цивилизованности. А сейчас мои органы удивления были нежны и легковозбудимы. Наконец, машина остановилась возле нужного дома, я расплатился и начал махать руками поджидавшим меня на балконе девушкам. Таксист вяло переминался у меня за спиной, явно рассчитывая на чаевые, но, несмотря на его пространную повесть об Индии на вязком английском, которую он подарил мне по дороге сюда, никаких мелких местных денег у меня не было, а украинские вряд ли бы пришись ему по вкусу. Потому не солоно хлебавши он укатил по ночным улочкам колонии, а я стал взбираться по крутым ступенькам темного подъезда. Дверь уже была открыта, и радостные приветствия заполнили пространство трех комнатой уютной квартиры, с которой мне еще только предстояло познакомится.

Спать довелось не долго и не крепко – какой-то зверь, я подозреваю, счастливый обладатель пары крыльев, свистел длинно и протяжно под окнами всю ночь, что вызвало почему-то истерическое похохатывание из недр моего спальника. Вдоволь нахохотавшись, я встал около 7 утра по местному времени – дался такой подъем на радость легко, и это при том, что в Киеве было часа три ночи. Процедура омовения была обычной для Индии – включить обогреватель, почистить зубы с помощью минеральной воды, помыться под согревшейся водой. Чуть размявшись, я уселся на балконе и принялся осматривать окрестности, а вернее – окрестные дома и заборы. Райончик, как для Дели, оказался вполне приличным и чистеньким. По улице внизу изредка проезжал велосипедист чего-то громко оглашая на хинди – видно ему что-то хотелось продать. Через часик поднялись девушки, началась суета и приготовление к завтраку и отъезду.

Моими изначальными планами было посещение Махараджа, в его ашраме вблизи Вриндавана. Но по приезду оказалось, что он в Дели, приехал проводить 10-дневный праздник, из которых 9-ть дней была Ягья-пуджа. Праздник был их многолетней традицией, проводился в одном из небольших парков в старом Дели. Именно туда, искать этот парк и поехали мы ранним утром в ночь моего приезда.

Устроившись на заднем сидении джипа, я принялся внимать своему первому путешествию по Дели. Мне оно показалось долгим, хотя потом я понял, что 35 минут езды по Дели – это характеризуется наречием – близко, или – “рукой подать”. Переезд из нового Дели в старый Дели удивлял меня буквально каждым метром своего пути. Отсутствие тротуаров, левостороннее движение, игнорирование зачем-то светивших светофоров, непрекращающиеся сигналы всего, что имело колеса, снующие между машинами заторможенные индусы, огромные, как двухэтажные дом стальные автобусы без дверей. Все это сменилось потрясающей архитектурой старого Дели, где улочки были узкими, траффик – тот же, дома – двух-трех этажными, причем последний этаж обычно представлял собой место под тентом, здесь же было обилие мото-вело рикш, повозок, коров и всего-всего, что жило и двигалось, и казалось, решило в этот день выйти на улицы. Потом уж я понял, что решение такое (не сидеть дома), все индусы приняли очень давно и ни разу ему не изменяли. Недолго поплутав, мы доехали до места, где должен был проходить праздник, поставили машину и осмотрелись.

На территории, внутри довольно высокого забора, было три павильона. Один представлял собой правильный квадрат с невысокой оградкой из бамбука, вымазанным глиной и навозом полом и четырьмя очагами – у каждой стороны и самый большой в центре. Это была территория для ягьи-пуджи. Второй павильон было намного больше, со сценой, с зеленым покрытием для зрителей, и открыт для ветра он был только с одной стороны, там же, где был вход. Третий павльончик был гостевой, с диванчиками и столами, видимо, для местных vip-персон. Осмотревшись, наши девушки нашли знакомого брамина из ашрама и принялись его распрашивать – что и как будет, где Махардж и так далее. Оказалось, что сегодня день приготовления к празднику, скоро нужно будет ехать за пару километров отсюда к храму, там будет пуджа, потом процессия с Махараджем двинется по улице к этому самому месту.

Храмом оказалось помещение метров 30 квадратных с алтарем и сидящими на полу тетушках. Эта комнатушка была тщательно замаскирована среди прочих дверей и проемов в одной очень узкой улочке старого Дели. Тем не менее рядом собралось уже изрядное количество желающих принять участие в этой процесии, в том числе и разодетый в красные костюмы оркестр с огромным барабаном. Музыканты периодически наигрывали что-то веселое, громыхая своим барабаном, а мы томительно ждали рядом с храмом начала подготовительной пуджи. Наконец, пуджа началась, правда, не в храме, а небольшом проеме между домами, где разместился насос для воды и бетонный стол, заставленный кумбхами с водой и кокосами. Окола часа мы наблюдали за процессом, пытаясь понять и интерпретировать происходящее – впрочем, как стало ясно позже, это была самая обычная пуджа, где брахманы со знанием дела отчитали необходимые мантры, а пуджарии – сделали подношения. В конце концов нам поставили отметины на лбу и завязали веревочки на руках, для защиты от злых сил (наверное, от вредных индусов в провинции), и все участники двинулись на более широкую улицу, откуда начиналось шествие к месту проведения ягьи. В точке сбора уже стояла колесница с Махараджем, процессию возглавлял грузовичок с изображением Девраха Бабаджи, а замыкал ряд женщин с теми самыми кумбхами с водой и кокосом, горделиво торчащими на их тыковках. Минут двадцать организационной суеты, много внимания, цветов и бананов Махараджу, сигналов проезжающих транспортных средств (машин там было не так уж много, а назвать орды вело-мото рикш машинами – трудно) – нашему сборищу, и все, наконец, медленно двинулись к цели. Оркестр играл, грузовичек и колесница – ехали, все остальные – брели. Минут за сорок мы дошли до цели, где Махарадж у входа на место пуджи принял все кубмхи от женщин, разбив первый кокос о кирпич (кокос символизирует эго). Последовала короткая лекция Махараджа со сцены, после чего все разбрелись – кто принять прасад, кто еще куда. Мы пытались выяснить как попасть к Махараджу, и наконец Бадри (брахман из ашрама) пригласил нас к месту, где жил Махарадж.

Узкая улочка, буквально полтора метра шириной, ответвившаяся от шумной проезжей дороги старого Дели, начиналась обычными для Индии открыми кафе с огромными чанами кипящего масла и суетящимися кулинарами. За от силы 50 метров ее длины удивится мне пришлось как минимум 3 раза. На этот раз я осматривал как живут индусы, занятые то ли продажей фруктов, то ли работой в уличных кафе. Комнатушка , метров 8 квадратных, чуть больше привычного нам вагонного купе, также была оснащена полкой в метр шириной по периметру. Черно-зеленого цвета, заваленная бананами и огромными тазами, она являляся жилищем 3 человек, расположившихся на полках. Там же висел их гардероб. Дверь выходила прямо в проулок. Только несколько дней позже я наконец понял, что такое жилище – не самое худшее из возможных.

Дом, где жил Махарадж был в самом конце проулка. Насколько понял я, это были его дальние родственники. Хотя возможно и нет. Но по индийским меркам семья имела хороший доход, жила в большом доме, хотя и в бедном районе Дели. Нас встретили как очень важных персон – сначала посадили в отдельную комнатушку подождать, а потом повели на второй этаж обедать. Пока мы кушали их чрезвычайно острые блюда, вся семья сидела вокруг нашего стола и с интересом нас расспрашивала. Там-то я и прочувствовал, как не легко быть обезьяной в клетке, даже если тебя при этом кормят. А кормили они вкусно, хотя девушкам и не по душе была огненная пища. Рис, несколько видов овощей, лепешки, сладости, и кока-кола – тушить пожар. Кока-кола – это единственное название из тех блюд,что мы ели, которое мне удалось запомнить. Наверное, потому, что я встречал его раньше.

После такого яркого обеда, мы немного посидели в холле на первом этаже, посасывая обоженными губами колу, и наконец, дождались приема у Махараджа. Общение было не продолжительным, около получаса. Вопросы, перемежавшиеся шутками и телефонными разговорам, наконец плавно иссякли и мы отправились назад, к месту праздника. Через некоторое время туда же прибыл Махарадж и устроился на сцене. Начались изумительные пения длиною в час, после которых мы отправились в долгий путь домой по пыльным дорогам Дели.

Ранним утром следующего дня собирались мы второпях, предполагая, что опаздываем на пуджу. Однако, приехав в место проведения около 8 часов, обнаружили, что в полном согласии с индийскими традициями начинать никто и не собирался. Точнее, сборы конечно шли, но явно не к тому, чтобы начать в 8 утра. Зато у нас появился шанс вновь пообщаться с Махараджем, чем мы сразу и занялись, переместившись в дом, где он остановился. Пуджа началась около 9, и в первые ее часы несколько брахманов из ашрама пели мантры. Присутствующие равномерно расселись вокруг очагов, мы, ничтоже сумняшеся, заняли места возле центрального, как раз напротив того места, где предполагали будет сидеть Махарадж. Вторая половина пуджи представляла собой жертвоприношение огню – после мантры со слогом “свааха” нужно было определенным образом сложенными пальцами взять щепотку смеси из тарелки и бросить ее в огонь. Тарелки были расставлены перед каждым, а смесь состояла из риса, благовоний, и, предполагаю, что там был и навоз. Поначалу ритм повторений и бросков смеси был невысок, но когда жервотприношение возглавил приехавший Махарадж, все стало намного быстрее и ритмичнее. С Махараджем действо продолжалось около 40 минут, после чего огню предлагались цветы, передавался поднос со свечками, содержимое тарелок (а всего уходило до 10 тарелок, смесь подсыпали брахманы) высыпалось в огонь синхронно. После поклона все присутствующие бежали поклонится Махарджу, который старался пробраться к машине и уехать восвояси. Мы же сделали несколько кругов вокруг павильона, и последовали к нему на прием.

В очередной раз пообщавшись и пошутив со святым, по его настоянию мы поднялись на открытый верх соседнего дома для обеда. Острый дал, рис и лепешки пришлось есть руками – спасали влажные салфетки. Девушки старались вежливо избежать поедания огненнного содержимого тарелок, а я вкушал эту пищу с радостью. надеясь что вместе с желудком выжжется также и часть местных микробов.

Вечером, перед поездкой на прием к Махарджу, мы решили пройтись по местному торговому райончику со множеством магазинов. От похода было крайне мало толку, несколько магазинов в европейском стиле продавали либо евро-бренды, либо местные вещички. Уже потом я понял, что там стоило чо-то поискать и купить, но в тот момент усталость от шума, обилия людей, движения и общей суеты отбивали у меня малейшие проявления активности.

На следующий день, который прошел практически также, мы после пуджи вырвались в центр, в надежде попасть в приличный ресторан и попробывать не острую пищу. Собственно у меня таких надежд не было, я твердо решил использовать огнеметы для борьбы с местными одноклеточными и простейшими, но девушки жаждали прохлады. Почему-то их выбор остановился на кафешке типа “Пицца-хот”, в которой подавали супы, пиццы, салаты и картошку фри. В кафе официанты разговарили строго на английском, хотя посетители были большей частью зажиточные индусы. Заказав разных блюд, мы с томлением ждали еды. Все заказанные пиццы были в меру остры, однако я воспользовался стоявшей баночкой с чили – стрелять, так стрелять, любить, так любить.

После трапезы мы компанией отправились на Main Bazar, местный центр торговли, присмотреть и прикупить сувениров. Разделившись на группы, принялись осваивать бесконечные просторы. Этот азиатский рынок представлял собой улочку метров 8 шириной, с лотками и раскладками в домах, между которыми кое-где просматривались двери или витрины мини-магазинчиков, либо лесенки, ведущие на второй этаж. В этой огромной свалке разнородных индийских поделок с огромным трудом можно было понять, что же ты хочешь купить. В конце концов пройдя половину рынка, я принялся покупать какую-то безделушечную мелочь. Поход окончился покупкой фруктов и долгим путешествием домой на скутере, в народе гордо величаемый мото-рикшей.

В среду, то есть на следующий день, мы планировали сразу после пуджи отбыть в Говардхан. Задачу поставили перед собой четко и конкретно – уехать до 11 утра. Также четко планы сорвали. Хотя такси было заказано на 11 утра, утренний визит к Махараджу затянулся. Вторую часть пуджи, которую вел Махарадж уже в пальоне, мы также не смогли пропустить, поэтому дождавшись окончания и сделав несколько кругов вокруг павильона, мы поклонились изображению Девархи, и стали прощаться. Перенесли вещи в такси, обнялись и двинулсь в долгую дорогу.

Это только начало – вот продолжение…:-)