Journal

[…крик…]

Умер друг. Она ушла. И ты чувствуешь, как тяжело стало тем, кто остался. Я не услышу ее звонкого голоса, озорного, задорного взгляда и не смогу в который раз удивиться силе духа этой удивительной питерской девченки.
Черт. Неужели я не мог ни чего сделать. Не смог. Писал, но письма мои не дошли. Звонил, но на звонки не было ответа.
Ответ виден сейчас, и плач теперь вот, сиди и плач.
Как дико это отрезвляет. Выносит из головы весь романтический дух, навеянный путешествием. Яркий контраст. Из резкого позитива в резкий негатив.
И ты снова пуст. Потому что тебя стало меньше. Часть твоего сердца ушла вместе с ней, оставив лишь слезы.
Все вокруг потеряло цвет и смысл. На время, лишь на время, но ты понимаешь иллюзорность всего происходящего перед тем, что называют смерть. Не значит, не имеет ровным счетом никакого значения ничего, кроме того, что рано или поздно путешествию каждого из нас наступит конец.
Как до боли грустно, какие-то волны мурашками прошибают тело, а ты тупо смотришь в окно, и кричишь…
Невыносимо пусто вокруг….