Skip to content

Posts tagged ‘интервью’

27
Янв

«Все, что вы изучали про мышцы — ошибочно…»

Michelangelo1

Какой ткани в нашем организме больше всего, и какую ткань мы как правило игнорируем, изучая физиологию?

Это — фасция — тягучая скользкая соединительная ткань, благодаря которой части нашего тела удерживаются вместе. Фасция — это общий термин, обозначающий внеклеточный матрикс волокон, «клей» и воду, окружающие все ваши клетки, и обволакивающие ваши мышечные волокна, мышцы, органы, кости, кровеносные сосуды и нервные волокна, а также все тело под слоем кожи.

«Фасция — как Золушка среди тканей нашего тела,» говорит Том Майерс, «мозг» интегративной анатомии и автор теории Анатомических поездов. «Она больше всего игнорируется в сравнении с остальными тканями нашего тела — по крайней мере до недавнего времени. Тем не менее, рассмотрение фасции критично для полноценного понимания и поддержания функционирования тела, а также здоровья на протяжении всей жизни.»

Понимание фасциальной ткани помогает нам увидеть важные, но мало известные аспекты функционирования и здоровья нашего тела. 

Так выглядит фасциальное волокно:

Ниже приведены четыре удивительных факта, связанных с фасцией:

Read moreRead more

22
Сен

Сергей Сидорцов: О покорении вершин горных и не только

В преддверии ближайшего киевского семинара Сергея Сидорцова, мы решили расспросить его про очередную поездку в Гималаи. Также в этом интервью Сергей с нами делится рассуждениями о йоге, о том, что она дает и как изменяет нас и нашу жизнь, о счастье, сознании, успехе.

Читайте с удовольствием! 🙂

22
Сен

Сергей Сидорцов: О покорении вершин горных и не только

Совсем скоро состоится киевский семинар Сергея Сидорцова, и по этому случаю мы решили расспросить его про очередную поездку в Гималаи. Также в этом интервью Сергей с нами делится рассуждениями о йоге, о том, что она дает и как изменяет нас и нашу жизнь, о счастье, сознании, успехе.

Читайте с удовольствием! 🙂

Вопросы задавала Ольга Сидоренко для проекта yasochka.name

Часть 1: Поездка в Гималаи

Для начала опиши пожалуйста ваш маршрут.

Это моя вторая экспедиция в Гималаи. Несколько лет назад мы совершили восхождение к ледникам Канченджанги с южного направления, со стороны Индии и Сиккима. Мы подходили к большому Гималайскому хребту с юга. В этот раз весь маршрут проходил с северного направления, со стороны Тибета. Это оказалось гораздо труднее… Тибетское высокогорье и северные ветра создают свой особый климат в этом регионе. Если с южной стороны Гималайского хребта до 4000 метров горы покрыты практически непроходимым лесом с разной живностью, то с северной стороны — это полное отсутствие любой растительности, не считая фрагментов травы и лишайников.
Основная тема экспедиции заключалась в проведении йога-семинара в высокогорных условиях, посещение различных культурно-исторических мест Непала и Тибета, и совершение коры вокруг священной горы Кайлаc.

Всех йогов рано или поздно тянет к Кайлашу. Как считаешь почему?

Как говорит мой Гуру, лучший Кайлаc – это наша Душа. А лучшая кора – это путь к своей Душе… Но есть в мире места, которые символизируют во внешнем мире эти внутренние состояния. И когда люди понимают эту взаимосвязь и совершают паломничества в подобные места силы, они очищаются умом и телом, а их внутренний скрытый потенциал начинает пробуждаться, озаряя и наполняя смыслом их жизненный Путь…
Кайлаc считается священным местом для четырёх религий — индуизма, буддизма, джайнизма и Бон По.
Для индуистов Кайлаc олицетворяет обитель бога Шивы, покровителя всех йогинов. Буддисты считают, что на вершине горы пребывает Самвара (Демчок, на тибетском), гневная форма Будды Шакьямуни. Джайнисты учат о том, что именно на горе Кайлас первый из их святых достиг освобождения. Для древней религии Тибета Бон По Кайлас является девятиярусной Горой Свастики, на вершине которой основатель этой религии Шенраб снизошел с небес.
Очень много паломников, выполняющих различные духовные практики, встречались на пути.

Почему ты решил поехать?

Примерно за год до поездки, во время медитации, у меня было четкое видение того, что нужно идти к Кайласу. Я сразу беру телефон, с целью позвонить своему другу из России — Евгению Лукьянову, йогу и путешественнику, который регулярно водит группы в Гималаи, и предложить ему сходить вместе. Но не успеваю позвонить, так как в эту минуту получаю от него смс с предложением сходить вместе…:-)
Изначально у меня была идея идти туда совсем небольшой группой, но так получилось, что информация просочилась, стали звонить друзья с просьбой пойти с нами. В итоге нас было 19 человек, это максимум, который чисто физически мы могли взять.

Что больше всего запомнилось из поездки в Гималаи?

Было множество интересных мест… Сложно выделить что-то одно. Мы провели в Тибете больше 2-х недель, и большая часть времени на высоте свыше 4000 м. Посетили множество высокогорных монастырей и совершали практики медитации в различных местах силы.
Но, несмотря на это, наверное, все же Кайлас оставил наибольшее впечатление. Очень особая энергетика этого места… Какие-то очень тонкие вибрации исходят от него и, резонируя с чем-то очень глубоким внутри нас, вводят Ум в состояние неописуемого безмолвия.
Подробный фотоотчет об этой поездке есть на нашем сайте.

 

Что было самым сложным для тебя? Почему?

На высокогорье, из-за недостатка кислорода, измененного атмосферного давления, отсутствия привычных пейзажей и условий жизни, из подсознания всплывают программы, которые в обычном состоянии отследить достаточно сложно.
И с этого момента начинается практика осознания, принятия, наблюдения, расслабления и очищение своего подсознания … И это самое сложное, так как практика осознанной расслабленности и наблюдения за состояниями своего Ума там должна быть постоянной.
В этом была главная задача семинара… Научить людей принимать то, что находится в их Уме… и очищать Ум при помощи всепринятия, созерцания и расслабления.
Это, наверное, и было самое сложное.
На фоне этого, даже ночевка в заваленных снегом палатках на высоте свыше 5000 метров кажется простым делом…:-)

Как повлияло путешествие на тебя, твою жизнь, практику?

По наблюдению за собой, по рассказам и наблюдениям за людьми, которые там были с нами, могу сказать, что поездка послужила детонатором, который высвободил изнутри энергию некой сжатой пружины… Она постепенно начинает разворачиваться и расширятся в пространстве. Это очень интересно наблюдать и находиться в этом состоянии. И это состояние оказывает влияние на всю жизнедеятельность, так как наша практика, как и наша жизнь неразделимы.

Встретил ли ты интересных «гималайских» йогов в путешествии?

В Гималаях, на пути к Кайлашу и возле него встречалось много практикующих людей. В основном это были буддисты из Индии, Непала и Тибета.
В Тибете, после вторжения Китая на их территорию, количество практикующих сильно сократилось. Множество монастырей было разрушено в период так называемой «Культурной революции». Кое-что теперь понемногу восстанавливается, но в среднем, не считая нескольких крупных монастырей в окрестностях Лхасы, таких как Дрипунг и Сера, в них присутствуют по 3-4 монаха. Что в десятки или сотни раз меньше, чем это было до пятидесятых годов прошлого столетия.
Порадовало то, что понемногу в Тибете оживают ретритные высокогорные пещеры. Например, возле Кайласа есть высокогорный буддистский монастырь, а еще выше него находится серия пещер, где в данный момент уже живут и медитируют йоги. А монахи этого монастыря периодически приносят им пищу. Это держится в тайне, но такая информация до нас дошла. Мы были в этом монастыре и встречались с его монахами.

Был смешной случай в Непале, в одном из крупнейших в мире Шиваистских храмовых комплексов — Пашупатинатх. На окраинах комплекса, в предгорье, есть также серия обитаемых ретритных пещер. В некоторых из них нам удалось побывать. В одной из пещер живет очень радостный садху. Когда его спросили, достиг ли он состояние самадхи… он долго смеялся и ответил: а зачем оно мне..? 🙂

Планируете ли организовывать подобные поездки в комбинации с семинарами по йоге? 

Если говорить о поездке в Гималаи, то на совсем ближайшее время таких целей нет. Это не простое мероприятие, и требуется время для того, чтобы отследить в себе то, что уже было сделано.

Ну и естественно, с практикой йоги эти поездки становятся более продуктивными и интересными на всех уровнях переживания.

Часть 2: О йоге

Как ты считаешь, все-таки — йога — это для избранных, кто понял что-то важное, или для тех, кто не смог найти себя в нормальном мире?  

Нормальный мир – понятие очень субъективное… а понять что-то важное – это, возможно, и  означает увидеть эту субъективность «нормального»… 🙂

А практика йоги, она для всех… но занимаются ею в основном те, кто почувствовал безысходность и бесцельность своего существования в обусловленных границах своего восприятия.

Какова цель йоги — к чему идем? Где твой личный горизонт сейчас — к чему ты стремишься сейчас после стольких лет практики?

Йога, на мой взгляд, это в первую очередь мир с самим собой. Когда наше тело, наш Ум и наша Душа находятся в мире друг с другом, мы становимся целостными и самодостаточными, мы находим свой дом в своей Душе. Исчезают противоречия и раздраженность, исчезают поверхностные и не контролируемые эмоции…

На смену им, уже изнутри, из глубины нашей Души, появляется мудрость, необусловленная  божественная любовь и блаженство.

Путь йоги – это Путь к Самадхи… Путь к выходу за приделы любой двойственности и переживания целостного, неделимого состояния, находящегося за  пределами любых ограничений индивидуального Ума.

Как бы ты сказал — состояний много разных и их надо испытать, либо есть стремление к развитию и удержанию ОДНОГО какого-то состояния?  Как бы ты его описал, если так?

Как-то великий йог Рамакришна сказал, что йоги делятся на две категории. Первая, это те, кто, ощутив Бога, не стремятся слиться с ним, а удерживая дистанцию (объект – субъект — действие) наслаждаются океаном его бесконечной Любви и Блаженства. Вторые же, это те, кто в состоянии глубокого Самадхи сливаются  с ним, и полностью выходят за пределы двойственности.

Так и с любым состоянием — можно растворяться и наслаждаться им, а можно идти дальше… Здесь каждый решает сам… Но помня о том, что практика йоги может позволить нам выйти за приделы любой обусловленности, а состояние, которое нас захватило — это тоже обусловленность.

Изменяет ли практика личность человека, или личность меняется только с жизненным опытом?

Конечно, настоящая практика напрямую связана с изменением личности человека.

В первую очередь этому способствует практика медитации. Если этого не происходит, то что-то делается или понимается не так… Правильно практикующий, дисциплинирующий, отслеживающий себя человек будет обязательно меняться. И эти изменения будут проявляться и во внешнем мире во всех сферах его жизнедеятельности. Поначалу эти изменения могут казаться не всегда такими, какими мы себе их представляли… так как проходит процесс очищения, а он может вызывать разные трудности как на физическом так и на психологическом уровне. Но постепенно, продолжая устойчиво и осознанно практиковать и оглядываясь назад, человек начинает понимать, то, что с ним происходило на первых этапах.

Что такое эго, по твоему личному мнению. Считаешь ли ты, что эго должно быть уничтожено или обуздано, как утверждается в некоторых писаниях?

Наш эгоизм является следствием проявления неосознанных программ нашего Ума, направленных на защиту различных функций нашего поверхностного биологического наслаждения и выживания.  Когда наше осознание не поднимается выше обусловленного Ума, мы находимся во власти программ нашего эгоизма и, отталкиваясь от этого, строим свою жизнь. Практически всегда это приводит к страданиям, или к временным, поверхностным удовольствиям, которые, в свою очередь, опять нас приводят к страданиям.

Если наше осознание, например, в состоянии медитации, божественной преданности, или искренней молитвы может подняться, или расширится за пределы обусловленного Ума, то мы начинаем осознавать себя как нечто гораздо большее, чем мысли, эмоции и физическое тело.  Мы начинаем чувствовать связь со своей Душой, а через нее и связь с Богом. Мы начинаем понимать, что мы есть не только эти мысли, эмоции и тело, а нечто гораздо большее… У таких людей эгоизм начинает растворяться, уступая место осознанности и мудрости.

По поводу обуздания эго мне вспомнилась история про путника, ветер и Солнце. Когда ветер поспорил с Солнцем, кто быстрее сорвет плащ со всадника, переезжавшего поле. И как ветер не старался, как не поливал его дождем, всадник все сильнее закутывался в плащ. А стоило выйти Солнцу, пригреть, как всадник сам снял плащ.

Думаю, что так нужно поступать и со своим эго… Нужно действовать через принятие и расслабление… и тогда будет шанс выйти за его пределы.

Что такое сознание, по твоему личному мнению, а не в книжках умных? 🙂  Можешь ли своими словами описать как ты внутри себя чувствуешь то, чему бы дал имя «Сознание». Что оно там внутри тебя делает, какое оно? 

Ой, это бесконечная и неблагодарная тема для разговоров… существует множество понятий и трактовок как в научных так и религиозных традициях и школах. И очень часто, под это слово, в зависимости от традиции и учения, вставляют разные понятия.

Если лично от меня, то это некий упорядоченный вселенский хаос, проявляющийся через бесконечное разнообразие форм одухотворенной и не одухотворенной материи на всех уровнях ее проявления… Этот ответ мне пришел в состоянии медитации, поэтому деталей я не знаю..:-)

Есть такое мнение, что сознание управляет всем телом, и что гибкость — это не параметр мускулатуры, а параметр ума. Что если уметь расслаблять ум, то без тренировок деревянный человек может (например в критической ситуации) проявить неслыханную гибкость… значит он может это научиться делать и в обычной жизни. Что ты думаешь?

Давайте слово сознание уберем отсюда, чтобы им как-то апеллировать, нам необходимо четко придерживаться какой-то системы и какого-то определения.

А все остальное абсолютно верно и проверенно на своем и чужом опыте.

Физическое тело является более плотным проявлением нашего Ума. Все глубокие привычки в Уме рано или поздно проявятся на физическом уровне.

Если Ум напряжен, мысли не контролируемые, эмоции не контролируемые, то и физическое тело будет зажато и напряжено. А если человек может позволить себе быть спокойным и расслабленным на уровне ума, эмоций и тела, то естественно, его мысли, речь и движения становятся естественными, гармоничными и расслабленными.

Твое понимания успеха (относительно себя/своей деятельности).  Были ли моменты в жизни, когда тебе хотелось бросить преподавание и начать делать что-то другое? Помогает ли йога стать успешным?

Все очень взаимосвязано… Как я уже говорил выше, йога приводит нас к внутренней целостности. А это состояние, когда постепенно, человек из творения становится творцом. Так он, ощущая единую гармонию мира и сохраняя с ней связь, пропускает через свои мысли и действия поток своей жизни и одухотворяет окружающее пространство своими поступками. В этом уже есть огромный успех.

Для меня преподавание – это, на данный момент, естественный процесс моей жизни, поэтому мысли преподавать, или нет ко мне не приходили…:-)

Что для тебя счастье? Что делает тебя счастливым? Можешь себя назвать счастливым человеком? Твой секрет достижения состояния счастья?

Я думаю, что Счастье — это состояние переживания настоящего момента. В своем пределе, это тот же выход осознания за пределы двойственного восприятия. Чем чаще и ближе человек находится в переживании настоящего, тем он счастливее.  К сожалению, мы сами, как и большинство людей, очень часто живем либо в прошлом, либо в будущем… Одна половина сожалеет о том счастье, которое уже ушло… вторая половина ждет счастье, которое никогда  и не придет… Забывая о том, что оно присутствует и в настоящем.

Что ты больше всего ценишь в своей жизни?

Способность познавать.

Представь, что ты стал всемогущим на один день и можешь изменить все что угодно в мире. Что бы ты поменял?

В одном из древних текстов  по йоге было написано: «Все внешнее есть отражение внутреннего…»

Я бы начал с себя…:-)

10-11 ноября 2012г. в Киеве состоится семинар Сергея Сидорцова  «Погружение в Йогу». Зарегистрируйтесь сейчас: [email protected]

21
Мар

Интервью с Сергеем Сидорцовым

В преддверии киевского семинара Сергея Сидорцова, мы решили познакомить вас поближе.
В этом увлекательном интервью Сергей рассказал нам о своем пути в йоге, об учителях и том, что является залогом успешной практики. Также вы найдете тут рекомендованную литературу и несколько гималайских пейзажей, заснятых Сергеем в экспедиции. Читайте с удовольствием! 🙂

21
Мар

Интервью с Сергеем Сидорцовым

В преддверии киевского семинара Сергея Сидорцова, мы решили познакомить вас поближе.
В этом увлекательном интервью Сергей рассказал нам о своем пути в йоге, об учителях и том, что является залогом успешной практики. Также вы найдете тут рекомендованную литературу и несколько гималайских пейзажей, заснятых Сергеем в экспедиции. Читайте с удовольствием! 🙂

Вопросы задавала Ольга Сидоренко для проекта yasochka.name

Что тебя заставило начать заниматься йогой? Вспомни свой первый опыт. Ты сразу почувствовал, что это то, что останется с тобой на всю жизнь? 🙂

Заставило – наверное, не правильно сказать… Просто, оглядываясь назад, понимаю, что Душа требовала самовыражения в этом мире. А так как этот мир материален, по крайней мере, в его самом грубом рассмотрении, то самый простой способ самовыражения для меня был через разнообразие материальных форм и движений. Разные виды спорта, которыми занимался до йоги, в этом исчерпали себя, а йога, точнее, в то время Хатха йога в виде практики асан, пришла на смену.

В самом начале присутствовал исключительно спортивный аспект в подходе к практике. Он позволил достичь хороших внешних результатов. А потом уже, после многих лет упорных тренировок, наступило время переосмысления и изменения подхода к йоге.

Почему продолжал заниматься йогой?

На первых годах практики это было как самовыражение через разнообразие форм и движений, которое в практике асан практически бесконечно. А дальше пришла уже философия, глубина взглядов и понимание того, что одновременно с движением изнутри наружу, можно двигаться и снаружи внутрь…  Вот тогда пришла настоящая Йога.

Насколько я знаю, ты один из немногих, кто самостоятельно, без чьих либо наставлений, освоил в совершенстве все асаны из книги БКС Айенгара «Йога дипика». Что тебя на это подвигло? Сколько у тебя ушло времени на это?

Не в совершенстве, конечно, но было и такое…:-) Примерно в 93-96 годах. В то время это был один из немногих, чуть ли, не единственных источников, системно описывающих подход к практике и дающий очень обширный практический материал.  А что подвигло, я уже сказал выше.

До встречи со своим Учителем ты прошел довольно долгий путь в йоге. Как появление Учителя повлияло на твою практику и жизнь? Что поменялось? Как сместились акценты в твоей практике?

Потребность в глубоких знаниях появилась тогда, когда уже четко стал отслеживать, что внешние результаты, например, очень высокий уровень практики асан, не давали того состояния йоги, которое описывалось в йогических текстах, и к которому я внутренне уже стремился.

Да, не отрицаю, хорошая тренировка давала позитивное состояние на некоторое время, но это время было не долгим, а глубина состояния, в которое мог погрузиться только через внешнюю практику, была поверхностной. Эмоции, Ум, оставались практически недосягаемыми для проработки, осознания и контроля. Это мне очень не нравилось… каждая, еще более совершенная и отточенная асана давала недолгое утешение, а дальше требовалась очередная тренировка и так далее. А перейти на внутренние аспекты в практике Йоги и научиться применять их на практике, было невозможно самостоятельно, так как эти знания оставались и остаются закрытыми для публичного применения, и с древних времен передаются в йогических школах от мастера ученику напрямую.   Невозможно изучить внутренние аспекты практики йоги через книги для широкой публики, самостоятельные выдумки и обучение у учителей, которые и сами не имели доступ к глубокой информации.

Когда такая потребность стала реально преобладать в моих мыслях, двери открылись, и появился Мастер, который показал Путь йоги, перенаправил движение из горизонтали в вертикаль и дал соответствующие методы.

Кроме Дэвдаса джи Махараджа, о ком из своих учителей ты можешь сказать, что он (она) больше всего на тебя повлиял?

В 90-е годы мне нравилась практика Айенгара и Кали Рэй. У Айенгара нравилась четкость и выверенность в походе к практике, а у Кали Рэй — свобода и открытость внутреннему потоку Силы.  Примерно в это же время я познакомился с Андреем Сидерским, он оживил мою практику, дал новые взгляды и поддержал на Пути.  Ему очень благодарен за это.

В 2000-е годы началось с плотное общение с Бал Мукунд Сингхом, многому интересному научился у него в практическом плане.

Вообще было много интересных людей, но обо всех так сразу и не скажешь…

А с 2002 года моим коренным Гуру является Великий мастер йоги Шри Деварахая Бабаджи.

Как ты считаешь, какими главными качествами должен обладать человек, чтобы достичь успеха в йоге?

Должна присутствовать внутренняя потребность к изменению своего восприятия окружающего мира.

Помните, великий Джидду Кришнамурти как-то сказал примерно так: «первый и реальный шаг к настоящей медитации, это понять для себя, что единое и неделимое пространство мира мы воспринимаем при помощи уже ограниченной мысли… и когда мы это поймем и нам станет от этого тошно… это и будет реальным толчком к нашим настоящим изменениям».

Также должны присутствовать способность и стремление к самодисциплине.

Кстати, каково твое понимание успеха, применительно к практике?

Если у человека исчезает эгоизм  и появляется Великая и бескорыстная любовь к Миру, проявляется необусловленная мудрость и сострадание, то, скорее всего, он находится на правильном Пути.

Естественно, есть и другие критерии правильной практики.

Ты много ездишь с семинарами по разным странам, как климат сказывается на практике? Есть ли специфические особенности практики в холодном климате или времени года и в жарком? В чем заключаются?

Безусловно это сказывается на практике… и не только климат, но и время суток, года, расположение в пространстве относительно разных сторон света, фаз Луны и т.п… Есть множество разных практик, которые рекомендуется выполнять в жарком климате, но они же противопоказаны в холодном… и наоборот. В зависимости от желаемой цели разные практики выполняются в разное время суток и также в разное время года.

Если знать что, как и для чего работает, то сложности здесь нет… 🙂

Главное заключается в компенсации избытка раздражительных внешних факторов внутренними энергиями, для приведения всех систем человека к состоянию полной внутренней и внешней гармонии.

На своих семинарах ты рассказываешь об этих аспектах практики?

Да, конечно, если это обусловлено темой семинара или у людей есть вопросы по этому поводу.

Как частые путешествия сказываются на практике? Получается ли регулярно заниматься личной практикой? Что помогает не выбиваться из ритма?

Для меня йога уже давно не ассоциируется только с упражнениями на коврике. Несмотря на то, что основная практика у меня все же Крия, Хатха и Пранаяма йога, но я так же получаю много поучений от Гуруджи по Бхакти, Карма и Мантра йоге.  Это сильно помогает и поддерживает в период внешней нестабильности и путешествий.

Расскажи немного про гималайскую экспедицию Канченджанга, в которой ты участвовал: какая была цель этой экспедиции, кто еще участвовал, какой маршрут? Что наиболее запомнилось и впечатлило в этом путешествии тебя?

Было семь участников — представители России, Израиля и Украины. Цели и задачи были у каждого свои. Мне было интересно изучать и отслеживать влияние пранаям на организм в условиях большой высоты и кислородной недостаточности. Было сделано много интересных наблюдений, в частности, по применению пранаям для адаптации организма к высокогорным условиям.

Много было всего интересного, мы входили в Гималаи со стороны Сиккима (это отдаленный индийский штат на севере Индии между Бутаном и Непалом), там очень живописные и красивые места.…

Хорошо запомнились гималайские пиявки :-), которые безжалостно атаковали нас при переходе на высоте от 2500 до 3500 метров. Это такие маленькие твари, около 2 см., которых  очень много и которые проползают практически через любую ткань. Было весело… особенно ночевать в палатке 🙂 свыше 3500 метров их уже не было.

Нечто подобное в ближайшем будущем планируешь?

Да, в конце мая – июне со своим другом из России проводим большую Гималайскую и Непало — Тибетскую экспедицию. Если все пройдет по плану и будет интересно, то в следующий раз расскажу об этом подобнее.

Какая музыка тебя вдохновляет, или просто нравится? 🙂

Люблю индийские раги, особенно если они совпадают с настроением и временем. Вообще люблю этническую музыку разных стран.

Но в последнее время мне все больше и больше нравится тишина, а вдохновение, которое приходит во время глубокой медитации вообще ни с чем не сравнимо.

Ты ведешь свои занятия под музыку? Почему?

Практически нет. Музыка есть в каждом из нас, и чтобы ее услышать, нужна тишина.

Хотя, на группах начального уровня, когда у людей еще слабая концентрация, музыка во время занятий иногда помогает им расслабиться, отвлечься от окружающего мира и больше сосредоточиться на практике. В этом случае я использую различные мантры, в основном, в индийском исполнении.

Есть ли какая-то закономерность/ взаимосвязь между тем, какую музыку ты ставишь и как проходит занятие?

Да, конечно, музыка задает ритм и настроение тренировки. Это нужно обязательно учитывать, иначе будет диссонанс с ритмом проходящего занятия, а музыка будет раздражать, и не будет поддерживать практикующих.

Что ты читаешь? Попадались ли в последнее время достойные внимания, на твой взгляд, художественные произведения?

Если что-то нравится, то читаю сразу все… если не надоест… 🙂

Вот недавно открыл для себя мексиканца Луиса Ривера. Прочитал все произведения, которые нашел в переводе. Попалось несколько, на мой взгляд, не очень удачных, но, в общем, автор понравился.

Что посоветуешь для обязательного прочтения тем, кто занимается йогой?

Йога – понятие очень широкое… Есть разные направления, а в каждом из направлений еще множество своих стилей… В каждом направлении есть как свои канонические тексты, так и новаторские произведения. Поэтому, в общем, сказать сложно и, наверное, не нужно. Но в любом случае, нужно изучать первоисточники и искать грамотные комментарии к ним. Затем сравнивать разные взгляды и формировать свое видение.

А из недавно прочитанной художественной литературы мне понравилась книга «Как работает йога» Геше Майкл Роуч, которая легко и ненавязчиво рассказывает как принципы йоги применяется и работают в обычной жизни.

И в завершение, твои пожелания нашим читателям. 🙂

Быть в мире с самими собой, не создавать внутренние противоречия, искоренять ложь и тщеславие. Культивировать и развивать внутреннюю и внешнюю чистоту на уровне тела, эмоций и мыслей. Дисциплинировать Ум и избавляться от пагубных привычек. Быть мудрым и стойким на Пути йоги!  Нести свет в пространство и воодушевлять окружающий мир на позитивные изменения.

1-3 апреля 2011г. в Киеве состоится Комплексный, информационно-практический тренинг-интенсив по Хатха йоге Сергея Сидорцова

 

7
Фев

Интервью с Михаилом Барановым.

baranov 3.jpg

В преддверии киевского семинара Михаила Баранова по прана-вьяяме, мы решили познакомить вас поближе с этим многогранным человеком.
В этом увлекательном интервью Михаил поделился информацией об эффективности йога-терапии, влиянии пранаям и прана-вьяям, о своем видении, каким должен быть профессиональный преподаватель йоги, о творчестве и хороших книгах. Также вы найдете тут несколько забавных случаев из жизни и практики йога. Читайте с удовольствием! 🙂
7
Фев

Интервью с Михаилом Барановым

baranov 3.jpg

В преддверии киевского семинара Михаила Баранова по прана-вьяяме, мы решили познакомить вас поближе с этим многогранным человеком.
В этом увлекательном интервью Михаил поделился информацией об эффективности йога-терапии, влиянии пранаям и прана-вьяям, о своем видении, каким должен быть профессиональный преподаватель йоги, о творчестве и хороших книгах. Также вы найдете тут несколько забавных случаев из жизни и практики йога. Читайте с удовольствием! 🙂

Как ты пришел в йогу?
В строгом смысле я в неё ещё не пришёл. Безусловно, моя личная практика и преподавательская деятельность занимают в жизни основное место, вокруг этого вертится всё остальное, последние лет десять. Но это не значит, что в йогу некий я уже пришёл, скорее наоборот – чем дальше, тем больше осознания, насколько этот я от неё далёк.
Если подойти к этому вопросу с другой стороны, то задавая его, обычно имеют в виду: «По каким причинам ты начал этим заниматься и продолжаешь до сих пор?» А занимался я всю свою относительно сознательную жизнь разными вещами, которые ассоциировал для себя с йогой как с духовной практикой, и по мере практики моё представление о том, что такое йога, менялось и продолжает меняться. В этом смысле я пришел и продолжаю приходить в йогу по одной причине – ощущаю неудовлетворённость, или дуккху, если выражаться точнее. Это, разумеется, не какое-то однородное и постоянное чувство, оно зависит от степени самосознания. Поскольку эта степень у меня постоянно колеблется, соответственно и ощущение неудовлетворённости может меняться, перерастать в осознание, что в данный момент никакой неудовлетворённости нет, а есть просто набор телесных ощущений и ментальных предпосылок, связанных с привычкой цепляться за воображаемые объекты прошлого и будущего. Поясню на простом примере. Знаешь анекдот про женщину, которая хотела пить?
На улице жара, двое, мужчина и женщина, в маленькой душной комнате. Женщина сидит на стуле и отгоняет веером мух, мужчина, сосредоточенно размышляя, ходит из угла в угол. Через некоторое время женщина начинает тихо постанывать: «Уфф… как хочется пить… как же хочется пить… я так хочу пить…» Иногда она замолкает, но через некоторое время опять начинает, то громче, то тише. В очередной раз мужчина не выдерживает, идёт к холодильнику, достаёт минералку, наливает в стакан и протягивает со словами: «На, милая, выпей!» Женщина пьёт. Мужчина опять начинает ходить из угла в угол. Через некоторое время женщина опять начинает постанывать, на этот раз с оттенком ностальгического страдания: «Ах… я так хотела пить, как я хотела пить…»
Дело здесь, разумеется, не в отношениях полов☺. Подобная ситуация имеет место в уме каждого – это и есть дуккха. Женщина и мужчина – это один ум, который хочет того, чего нет. «Мужчина» – та часть ума, которая строит планы на будущее и занимается построением концепций, привязываясь к воображаемым объектам. «Женщина» – это чувственный ум в сочетании с функцией памяти, «она» тоже не в настоящем моменте, поскольку цепляется за приятные ощущения – «я так хочу пить – я так хотела пить!» – так же, как «мужчина» цепляется за построение концепций, которые на самом деле не совпадают полностью с реальной действительностью, поскольку сведения об этой «реальности» он получает от той части ума, которая только и делает, что «хочет пить» или вспоминает, как «хотелось пить», не желая отпускать приятные состояния, таким образом пытаясь отстраниться от неприятных.
Йога – это когда такая история перестаёт повторяться, совсем. У меня же пока «мужчина только на некоторое время выходит из дома», а потом возвращается, однако когда он возвращается, в доме бывает уже не так, как раньше, и это зависит от того, куда и как надолго он отлучался.
Ну и, наверно, читателям будет интересно узнать об одном забавном случае из моей биографии. На свой первый семинар по йоге я копил деньги примерно полгода. Это был 1996 год, в ту пору я передвигался в основном автостопом. Это был семинар Андрея Сидерского, по книге которого я около полугода пытался заниматься самостоятельно. В результате почти регулярных попыток хорошо освоил агнисара-дхаути и наули, и плохо – «солнечные и лунные круги». В силу того, что по своей природе я любознательный, в ту пору, начитавшись книжек Малахова, Шаталовой, Брега, Шелдона и прочей подобной литературы, я был одержим идеями радикального «очищения организма». Поэтому моя практика хатха-йоги выглядела так: утром, выпив 2 стакана воды, я делал 300–400 циклов агнисара-дхаути, на что уходило времени около часа, после чего мне очень хотелось есть и сил на практику асан не оставалось. Такое количество агнисара-дхаути в сочетании с периодическими 1-2-суточными голоданиями при полном отсутствии в диете молочных продуктов и заморочками «раздельного питания» быстро понизило мой вес с обычных 55-56 до 50 кг. Поэтому по прибытии в Крым, в Лисью бухту, через некоторое время мой обгорело-облупленный худосочный вид позволял с большим успехом «ходить на аск» – отъезжающие с большей охотой отдавали мне остатки продуктов, чем моим значительно более упитанным товарищам.
Пожив так около двух недель, я поехал на Казантип к началу семинара. Добрался до места, когда уже стемнело. Мне сообщили, что семинар послезавтра и что в моем случае можно жить у моря, где я и растянул свою драную палатку. Утром, прогуливаясь по берегу после 100 агнисар и пяти сурья-намаскаров, я наткнулся на куст диких помидоров, растущих прямо у моря в скальной расщелине, они были маленькие и кисловато-солёные. Набрав аж пять штук, двинулся я к своей палатке и на пляже увидел вчерашнее костровище, в котором лежала полузарытая в пепел печёная картошка. Прихватив и её, я сел возле своей палатки и, разложив «добычу», стал кипятить воду. В это время из моря вышел Сидерский, мы познакомились, я ему предложил зелёный чай, он вежливо отказался и поинтересовался: «Что это ты там такое кушаешь?» Я ему рассказал, что ничего особенного, большую часть нашёл на берегу …а через два года, которые я провел «в непреклонной упорной практике накопления самосознания», я снова оказался на семинаре Андрея, опять в Крыму, но теперь уже весной, и на этот раз не автостопом. Помимо тренировки на самом семинаре, я особо маньячно занимался ещё и сам – утром всё та же агнисара-дхаути и наули, днём класс Андрея и вечером час асан самостоятельно. К концу семинара моё тело не выдержало такого режима и в предпоследний день после тренировки отказалось работать. В общем было чего испугаться, у меня был жар одновременно с ознобом, сильное беспокойство из-за того, что я не мог расслабиться, ни в каком положении, а сердце – казалось, что остановилось. Промаявшись так полночи, часам к двум я почему то начал делать сарвангасану и халасану, после чего долго расслаблялся в шавасане и наконец уснул.

baranov 1.jpg

Наутро рассказал об этом Андрею, и получил от него совет: «Миша, тебе надо хорошо питаться». Самое забавное в этой истории то, что через 12 лет, в 2010 году, на моём семинаре в Екатеринбурге меня одна знакомая спрашивает: «Миша, тут такие истории про тебя рассказывают, это правда?» – «Ну и какие???» И она, сказав, что ей даже неудобно такое говорить, рассказывает на полном серьёзе «Историю про Баранова и Сидерского». «Идёт Сидерский по пляжу, видит – Баранов возле помойки арбузные корки ест. Сидерский к нему подходит и говорит: «Миша, тебе надо лучше питаться!» Вот так я и пришёл в йогу.
О ком из своих учителей ты можешь сказать, что он больше всего на тебя повлиял? Почему именно этот человек?
Таких людей несколько. Первые пять лет моего увлечения хатха-йогой я работал на рынке продавцом. Продавал всякие безделушки, ассортимент был а-ля магазин «Путь к себе», только в масштабах местного рынка на м. Отрадное. Моего работодателя звали Володя, он был на 12 лет меня старше и был первым моим учителем. Но не в плане асан, разумеется. Он пытался донести до меня идеи системы Гурджиева-Успенского, и порою оригинальным образом, следуя принципу «Развивай осознанность в обыденной жизни». Например, он мог незаметно подойти и чего-нибудь утянуть у меня с прилавка, однажды сгрёб несколько пачек дорогих благовоний, пока я сидел и «считал ворон». В предновогоднюю неделю была самая торговля всеми этими «деревьями счастья и дешёвым серебром», нам приходилось работать на точке по 12 часов без перерыва на еду, даже просто сесть и попить чаю было сложно. Огромная очередь, которая тебя беспрерывно спрашивает и что-то покупает. Таким образом, стоя рядом, Володя объяснял и отчасти показывал, что такое сверхусилие.
До меня его уроки стали доходить только через несколько лет, когда я начал регулярно практиковать медитацию випассана, как её преподаёт С.Н. Гоенка. Учителем випассаны на моём первом 10-дневном курсе был Юрген Штовассер. Он меня очень вдохновил – тем, что практически не покидал зал для медитации и всё время сидел неподвижно, не меняя позы, чего я с моей пятилетней практикой асан не мог себе даже представить. На вид Юрген – сутуловатый, худощавый, высокий немец, сорока лет, который, приходя на утреннюю медитацию, накрывался всегда только тонким пледиком. Когда в конце курса он передавал практику метта-бхаваны, я впервые почувствовал, что такое сострадание и чем оно отличается от сочувствия. Собственно, випассана стала для меня прорывом в осознанную практику йоги и вскоре подтолкнула к тому, чтобы преподавать.
Позднее появились и другие повлиявшие на меня учителя, в первую очередь это мой Гуруджи по крийя-йоге Шри Шайлендра Шарма, от которого я получил передачу на практику йогических крий в линии преемственности Лахири Махасаи. У Гуруджи есть способность, свойственная, по-видимому, настоящим учителям, на сложные вопросы, которые касаются взаимодействия практики и теории, давать недвусмысленные ясные ответы, которые могут быть актуальны только для того человека, который эти вопросы задаёт. На даршанах Гуруджи я всё время ощущаю простую вещь: чтобы правильно задать вопрос, нужно уже знать половину ответа, а для этого нужен практический опыт. В последние годы крийя-йога – моя основная практика, на что-то ещё времени и сил не остаётся. Однако я продолжаю помогать моим друзьям в организации ретритов по випассане в традиции Тайской Лесной Сангхи. Я и сам принимаю участие в этих ретритах, поскольку эта линия более терпимо относиться к другим практикам, и во время ретрита с разрешения у учителей я в свободное от медитации время могу также выполнять практику крийя-йоги, что, как известно, полностью исключено на ретритах випассаны С.Н. Гоенки. В каком-то смысле это попытка усидеть на двух стульях, но именно випассана привела меня в йогу, и эта техника, которая основана в первую очередь на сосредоточении и осознанности, естественным образом интегрируется в любую другую практику. Ещё один учитель буддийской Дхармы, который меня очень вдохновил, – это Аджан Вимало. Я учавствовал в 10-дневном ретрите под его руководством в июле 2010 года. Вимало сейчас 65 лет, он практикует медитацию с начала 70-х и последние двадцать лет является монахом. Это очень мягкий, сострадательный и весёлый человек, который перевернул многие мои представления о Дхарме. Безусловно, общение с живыми представителями традиции каждый раз даёт очередной мощный импульс моей практике. Кроме того на меня, как на любого человека, влияет моё постоянное окружение, друзья и соратники, большинство из которых – известные и не очень йога-тичеры. У каждого из них я чему-то учусь. Среди моих знакомых буддистов и крийя-йогов есть люди, общение с которыми меня всегда духовно поддерживает.

baranov 4.jpg

Давно ли занимаешься йога-терапией?
Относительно недавно. Так случилось, что через два года после того, как я начал преподавать, у меня появился первый опыт в йога-терапии. Ко мне обратилась женщина, которая в юности занималась спортивной гимнастикой. Через десять лет после того, как она полностью ушла из спорта и стала работать в офисе, мышечный корсет настолько ослаб, что позвоночник стал «сыпаться», ещё пять лет она ходила на мануальную терапию, в итоге походы к мануальщику участились до 2-3 раз в месяц, а нормально спать она уже не могла, поскольку не раз от неудобной позы во сне у неё отнималась нога. Такое обычно происходит, когда защемляются нервные корешки. Я тогда о йога-терапии не имел никакого представления, и когда узнал, какого характера «неудобства» она испытывает, хотел отказаться, ссылаясь на свою некомпетентность, но её друг, который ходил ко мне на занятия, уговорил меня попробовать. Мы с ней в итоге встречались десять раз, через день, я давал простые упражнения, в основном на выстраивание и укрепление спины, и это дало результат – через четыре занятия она уже могла спокойно спать на спине, а в конце курса у неё прекратились боли в спине. Позднее, в 2006 году, был уже более осознанный опыт – человек с 9 переломами, два из них – компрессионные переломы позвоночника. Вот тогда я действительно убедился в эффективности простых упражнений. В том же году, уже кое-что зная о методах йога-терапии астмы, я немного занимался с 12-летним ребёнком-асматиком, в большей степени с его родителями. Безусловно, более успешно я стал применять методы йога-терапии только после окончания курса весной 2009 года.
Чем тебя привлекло это направление йоги? У кого ты учился?
Меня йога-терапия сама по себе никогда особо не привлекала. Просто ко мне почему-то стали всё чаще по этому поводу обращаться, и были позитивные результаты. Кроме того, мне самого себя приходилось не раз лечить, в том числе от отдалённых и не очень последствий неудачных экспериментов в йоге. С детства у меня был хронический дерматит – дерматит стал исчезать, но потом опять появлялся после лечебных голоданий, но когда я начал регулярно заниматься пранаямой, он практически полностью исчез. В школе сформировался и закрепился во времена игры на бас-гитаре сколиоз, который со временем от занятий асанами значительно уменьшился. Кроме того, у меня была травма связок тазобедренного сустава, когда меня пытались раньше времени посадить в шпагат, и травмы колена. Всё это я в разное время лечил самостоятельно и поэтому волей-неволей стал больше разбираться в этой теме.
Вот я и втянулся потихоньку в йога-терапию, в 2009 году поступил на курс йогатерапии под руководством Сергея Агапкина, где познакомился с другим замечательным преподавателем Артёмом Фроловым. С Сергеем мы уже давно знакомы, вместе ведём курсы пранаямы и до недавнего времени преподавали на одном тичерз-тренинге. Можно сказать, что под его влиянием и под влиянием доктора Мадавана, учителя из Индии, у которого я изучал практические методы лечения астмы, я и созрел до йога-терапии. Я считаю, что любому профессиональному преподавателю йоги полезно быть немного йога-терапевтом, иметь познания хотя бы в плане реабилитации после травм. Здоровье – одна из основных мотиваций у большинства людей, и многие через решение этих проблем приходят в йогу. У меня самого они были, поэтому я могу понять этих людей, относиться к ним с состраданием и, возможно, в дальнейшем сориентировать их на саморазвитие.
Тем не менее, йога-терапия для меня пока только приложение к моей преподавательской и методической деятельности. Я помогаю знакомым, когда просят, и это приятно, когда я могу немного помочь.
Из твоего опыта преподавания и йога-терапии, какие проблемы со здоровьем йога эффективно помогает решить?
Очень разные. Почему-то распространено мнение, что это в основном заболевания опорно-двигательного аппарата, между тем как арсенал техник хатха-йоги весьма обширен и можно воздействовать на все системы организма. Вопрос только в том, насколько вы понимаете механизмы воздействия этих упражнений и этиологию заболевания.
Бывают ли случаи полного выздоровления?
Конечно. Иногда это происходит закономерно, а иногда удивительно быстро. Но йога-терапия не панацея, есть заболевания, которые нельзя вылечить, в лучшем случае можно повысить «качество жизни» человека, то есть улучшить его самочувствие, а это уже немало.
Как долго в среднем нужно практиковать йогу и насколько часто, чтобы получить видимый результат – улучшение здоровья?
В случае йога-терапии – ежедневно, часто бывает, что по 2-3 раза в день. Это зависит от конкретного заболевания. Йога-терапевтическая программа строится по принципу «ничего лишнего», в идеале это минимум упражнений, направленных на ключевые моменты в лечении конкретной проблемы: «одна асана, одна пранаяма, одна шаткарма». Разумеется, упражнений может быть больше, чем одно или два, но в комплексе не должно быть лишнего, он должен быть доступным, иначе больной человек (часто очень далёкий от хатха-йоги) его просто не будет делать.

baranov 2.jpg

Что такое прана-вьяяма-йога?
Это система упражнений для подготовки к пранаяме, которая сформировалась с 2004 по 2010 годы как результат моей преподавательской деятельности на ежегодных московских курсах пранаямы, выездных семинарах и курсах по основам пранаямы на тренинге для преподавателей московского АЙЦ. Всё, что я преподаю, – это методы нескольких традиционных школ йоги, которые я в течении нескольких лет опробовал на себе.
В разные годы моя практика пранаямы была очень разной. Заниматься пранаямой регулярно и в более-менее полном объёме я начал в ноябре 2003 года у доктора Мадавана, в его йога-центре в Индии, в центральном Тамилнаду. До этого около двух лет практиковал только капалабхати, уддияну, наули, агнисара-дхаути и «малые пранаямы» по Сидерскому. До 2005 года я практиковал пранаяму по методике доктора Мадавана, в традиции Шивананда-йоги. В эти же годы я посещал семинары Бал Мукунд Сингха, представителя линии йоги Дхирендры Брахмачари. Собственно, при первом моём визите в Индию, в 2003 году, я уже немного познакомился с этой школой, мне повезло – позанимался у Сингха в Дели индивидуально. После семинаров Сингха в Москве я стал использовать упражнения из системы сукшма-вьяяма школы Дхирендры Брахмачари в своей практике и на регулярных классах в АЙЦ.
В 2005 году я провёл свой первый курс пранаямы. На первом курсе я столкнулся с тем, что подавляющее большинство участников мало готовы непосредственно к пранаяме – выполнению длительных ритмичных задержек дыхания сидя в падмасане. Это при том, что на первых курсах пранаямы все студенты имели опыт практики асан не менее 4-5 лет. Тогда я начал использовать вьяямы школы Брахмачари в качестве подготовки, для студентов, у которых были затруднения с выполнением полной бхастрики, а таких было большинство. Постепенно, курс за курсом, последовательность освоения всех упражнений выстраивалась в стройную систему. Эффективность которой я имею возможность наблюдать сегодня. Дело в том, что у любых курсов по йоге есть одна закономерность – по мере роста их популярности и количества участников общий уровень подготовки людей, пришедших на курс, становится ниже. Сейчас я могу похвастаться, что люди с более низким уровнем подготовки выходят на уровень готовности к полноценной практике кумбхаки без ущерба для здоровья и психики за значительно более короткое время, чем это наблюдалось на первых курсах. Этому есть объективные подтверждения. Московские курсы пранаямы последние пять лет я провожу совместно с Сергеем Агапкиным, у которого многому научился касательно теоретической части влияния пранаямы на физиологию. Мы проводили ряд тестирований студентов в начале и в конце курса на предмет объективной оценки физиологических изменений. Например, элементарно регистрируется тот факт, насколько у человека за 4-5 месяцев регулярных занятий меняется объем и жизненная ёмкость лёгких. Не говоря уже про субъективное улучшение самочувствия и возрастание способности к концентрации. Последнее определяется невооружённым глазом, непосредственно по умению человека правильно долго сидеть (прямо и без лишнего напряжения) на второй части курса, когда по большей части начинается обучение гипоксическим гиперкапническим техникам пранаямы (собственно кумбхаке) и методам перераспределения внимания (пратьяхаре и дхаране).
В 2006 году я получил передачу в крийя-йогу, и тогда весь мой опыт в пранаяме и випассане оказался весьма полезен, поскольку техники крийя-йоги, уже на самом первом этапе, сочетают в себе методы пранаямы, пратьяхары и дхараны. Интенсивная пранаяма-садхана, принятая в традиции крийя-йоги, как её даёт мой Гуруджи, позволила мне через несколько лет значительно улучшить свою методику преподавания. Тут необходимо сделать оговорку: давать непосредственно техники крийя-йоги я не имею морального права, поскольку это традиционная система, имеющая ряд ограничений, в том числе на передачу практик, имеет также и свою «защиту от дурака». Поскольку техники в ней настолько же мощные, насколько и опасные для людей легкомысленных и просто не имеющих представления о таком понятии, как садхана, и соответствующей мотивации.
Свою методику я дополнил тем, что стал включать в прана-вьяямы техники, развивающие концентрацию и контроль над чувственным восприятием, что в потенциале позволяет при переходе на пранаяму «в чистом виде» работать не только над контролем дыхания и увеличением продолжительности задержек, но и встраивать в пранаяму техники, ведущие к состоянию пратьяхары и дхараны, а в потенциале – к дхьяне и самадхи. Все эти техники известны, имеются в открытом доступе и описаны в книгах по пранаяме, но по книгам правильно их выполнить невозможно, в книгах не разъясняется, в каком контексте их применять и каковы объективные критерии успеха в практике. Это можно почерпнуть только через живую традицию – через общение с мастером в сочетании со своим опытом, полученным в процессе достаточно продолжительной интенсивной практики.
Всем ли полезно заниматься прана-вьяямой? Есть ли противопоказания? Какие?
Полезно заниматься всем «средне здоровым» людям. Есть ограничения и противопоказания для людей с хроническими заболеваниями дыхательной, сердечно-сосудистой систем, с воспалительными заболеваниями ЖКТ в стадии обострения, с психическими отклонениями. Для таких людей существует йога-терапия, где эти техники тоже используются с учётом специфики заболевания. На семинарах я всегда достаточно подробно рассказываю про ограничения и прямые противопоказания каждой из техник, в интервью нет смысла перечислять их все, это займёт уйму времени, которая уходит у меня на лекции по теории. Помимо того, что самих упражнений достаточно много, существует ещё и множество их комбинаций и оговорок в каждом отдельном случае. Может быть так, что только одно упражнение из всей системы будет конкретному человеку противопоказано, а может быть, наоборот, противопоказано почти всё, а только одно будет очень полезным.
Как и всякая нормальная система, прана-вьяяма-йога – это не только техника в виде жестко закреплённой последовательности упражнений, но и понимание принципов, по которым она работает, а также гибкость – как способность подстраиваться под конкретные человеческие ограничения. Есть нормальная закономерность: чем больше у человека проблем со здоровьем, тем больше он стремиться изучить теорию, чтобы лучше понять механизмы воздействия упражнений, а те, кто этого не делает, рано или поздно наживают себе неприятности, из-за своего фанатичного отношения к практике.
«Через твои руки» вот уже шесть лет проходит большое количество йога-тичеров, которые обучаются на курсе для преподавателей Аштанга Йога Центра. Исходя из своего опыта преподавания, твоих коллег, и глядя на тех, кто приходит на курс – какими качествами должен обладать хороший преподаватель йоги? Какие качества и навыки отличают действительно хорошего и достойного преподавателя от человека, который просто преуспел в йоге?
Профессионализм, эмпатия, сострадание и сорадование, креативность и знание традиции – это в целом. В частности, профессионализм включает в себя: умение внятно объяснять, демонстрировать и поправлять учеников, не проявлять по отношению к ним насилия и не потакать их слабостям, способность с первых минут занятия понимать, кто к вам пришёл и на что он способен, уметь вести разноуровневые и разновозрастные группы и ещё много чего… Терпение, невозмутимость, здоровая харизма в сочетании со всем остальным. А ещё – йоге, как системе духовного развития, свойственны определённые ценности. С этой точки зрения достойный преподаватель йоги, даже если это просто инструктор, какими большинство из нас и является, должен уметь, как говорят китайцы, «пожертвовать малым ради укрепления большого», то есть, принадлежа к какой-либо духовной традиции, помнить о том, что всё его преподавание – не более чем честный способ зарабатывания денег, и не увлекаться этим процессом в ущерб своей садхане. К отговоркам типа «моя работа и есть моя духовной практика» я отношусь скептически, настолько просветлённых людей крайне мало и они, как правило, своё уже «отсидели» в многолетних ретритах.

baranov 5.jpg

Ты, я знаю, очень творческий человек – сочиняешь стихи, рассказы, пишешь книгу по аюрведической кулинарии, статьи для журнала Wild Yogi… Откуда ты берешь свое вдохновение? Какую роль играет творчество в практике йоги для тебя? Насколько соотносятся творчество и йога?
Вдохновение берётся, когда я успешно опустошаю ум. Знаешь аналогию с чашкой чая? Если она полна до краёв, то дальше некуда наливать. То же самое с вдохновением: если ум переполнен информацией, он не способен создать нечто субъективно новое, не способен к творческому мышлению. Во всяком случае, у меня так. В юности я увлекался музыкой и даже, как говорится, метил в профессионалы. Уже тогда я писал стихи и песни, имея сильную привязанность к плодам своего творчества, и поэтому, как у многих «людей искусства», процесс сочинительства у меня был сродни процессу выдавливания прыщей – и больно и приятно одновременно, с известными последствиями фиксации восприятия на внешнем виде своей замечательной физиономии. Для некоторых людей творчество так и остаётся на всю жизнь некой разновидностью психотерапии или душевного эксгибиционизма. Многие гении искусства (но не все, конечно☺) в обычной жизни просто невротики, выражающие свои подсознательные страхи и комплексы в визуальном или аудиальном ряду эстетически красиво оформленных ассоциаций.
Творчество – от слова творить, а творим мы непрерывно свои состояния ума. Если художник не осознан, он выплёскивает свой внутренний мир, свою субъективность, в «произведения» подобно ребёнку, просто ради самого процесса, но в то же время сильно привязываясь к своему состоянию «вдохновения», и ему по сути становится всё равно, что выплёскивать. В этом случае он может впадать в разные крайности, в педантичность традиционализма или в состояние извращённого ума в попытке уйти от шаблонов.
Главное отличие светского творчества от духовного не во внешней форме, а в состоянии ума художника. Духовное творчество – это осознанное изменение себя, в котором отсутствует всякое цепляние – как за результат, так и за сам процесс творчества. Цепляние за результат значительно легче оставить, чем ажиотаж, вдохновение и «возвышенность чувств поэтов, музами любимых». Для меня важно вовремя осознать состояние увлечения и остановиться, чтобы не потратить время, запланированное для пранаямы и медитации, на ментальные манипуляции с воображаемыми объектами. То есть, можно сказать, что сейчас все мои творческие активности являются следствием моего состояния сознания и вытекают из моей практики. Творчество само по себе меня давно не интересует.
Есть, конечно, и другой аспект – творчество как способ поддержания, передачи или формирования биологических, социальных, культурных и духовных ценностей. Того, что составляет наше мировоззрение и культурную традицию. И в этой связи можно сильно задумываться о смысле творчества, как, впрочем, и о смысле жизни, в чём я не вижу для себя практического смысла.
Какая музыка тебя вдохновляет, или просто нравится?
Ох, её слишком много было, в разные периоды жизни. Нравится мне в основном импровизационная музыка, начиная от медленных музыкальных культур – это традиции классической музыки Индии, Ирана, арабская, армянская, турецкая и грузинская… заканчивая арт-роком 70-80-х и современным прог-роком, фри-джазом, блю-бопом, ориентал джазом, обертоновым пением в новоевропейском стиле, и ещё целая куча исполнителей.
Ты ведешь свои занятия под музыку? Почему?
Веду. Потому что в городе жизнь у людей тяжёлая.
Под какую? Как именно выбираешь музыку для тренировок?
Под такую, которая не поглощает внимание учеников и не вызывает ярко выраженных двигательных рефлексов. Это в основном инструментальная, реже вокальная, если только вокал в качестве инструмента, классическая музыка Индии, Ирана, Японии, Китая и других стран Азии. Композиции, основанные на ладовой импровизации, с неспешной созерцательной подачей материала.
Как музыка влияет на занятие и на людей? Есть ли какая-то взаимосвязь между тем, какую музыку ты ставишь и как проходит занятие?
Есть, поэтому я стараюсь подбирать по возможности нейтральную музыку. Музыка создаёт определённый антураж, настрой и настроение. Но это важнее для новичков, для людей, которые приходят в зал «из офиса» чтобы, да не будет никому обидно, «спину растянуть и снять стресс». Очень часто на работе, в машине, да и дома, людей окружает довольно навязчивая и агрессивная музыка. К концу рабочего дня закономерно, что многим хочется больше тишины, пауз и смены обстановки, а индийская музыка для европейского уха звучит более чем протяжно, в большинстве случаев воспринимается как звуковой фон, который скорее усыпляет, нежели притягивает внимание.
А вообще-то я не особый сторонник музыки на занятиях, для более опытных практиков она не нужна, на основных группах я уменьшаю звук до минимума или вообще могу забыть включить, на семинарах вообще её не использую, а на пранаяме необходимо слушать музыку дыхания, и другие звуки просто мешают, сбивая ощущение ритма дыхания. В своей практике я музыку использовал только десять-двенадцать лет назад. Когда занимался асанами по утрам. Моих сил и энтузиазма в первые три года занятий хватало обычно не больше чем на одну сторону кассеты.
Есть ли у тебя любимая книга, книги? Какие? Почему?
Много было в моей жизни книг, в разное время любимых. Одной какой-то, постоянной, нет.
Что читаешь в данный момент?
«Гипоксию критических состояний».
Что посоветуешь для обязательного прочтения тем, кто занимается йогой? Почему именно это?
Свами Праджняпад – «Азбука мудрости», Шри Шайлендра Шарма – «Шипы и розы», и его же перевод и комментарии к «Бхагавадгите» и «Йога-сутрам» Патанджали, Аджан Сумедхо – «Читтавивека – учения безмолвного ума» и «Осознанность – путь к неумирающему», Геше Майкл Роуч – «Алмазный огранщик», Слава Курилов – «Один в океане», Сюй Юнь – «Порожнее облако», Джек Корнфилд – «Путь с сердцем». У них одно общее – все эти авторы повествуют о своём реальном жизненном опыте, который к тому же не тривиален.
В практическом смысле, касательно хатха-йоги будет полезно изучить: Десикачар – «Сердце йоги», А. Лаппа – «Универсальная йога», Шри Паттабхи Джойс – «Йога-мала», Б. К. С. Айенгар «Йога – путь к здоровью», «Сукшма-вьяяма» Д. Брахмачари, Андре Ван Лисбет – «Пранаяма – путь к тайнам йоги».
По питанию и аюрведе: Сунил Джоши – «Панчакарма», Васант и Уша Лад – «Аюрведическая кулинария», Матхура Мандала Дас – «Фундаментальные основы аюрведы».
Попадались ли в последнее время достойные внимания, на твой взгляд, художественные произведения? Какие?
Роберт Пирсиг – «Лайла», Секацкий – «Побег с острова сокровищ» – обе книги гораздо ближе к теме йоги, чем многие другие со словом «йога» в заголовке.
22
Окт

Интервью с Ильей Журавлевым

Западное сознание относится к йоге утилитарно и материалистично. У нас это считается «рациональностью», а в древней Индии отсутствие духовных ценностей считалось авидьей — «болезнью и омрачением ума». Поэтому пока человек на своем личном опыте не осознал, не пережил, что такое сансара, и зачем нужно достигать освобождения от омрачений сознания и от кармических отпечатков — у него нет истинной мотивации к практике йоги.

Вспомни свое первое знакомство с йогой. Как это произошло? Что тебя привело в йогу?

Я тогда учился на философском факультете, это был год 1995 или 1996. И у нас среди прочего был предмет «Индийская философия», мы изучали Упанишады в переводе Сыркина, двухтомник Радхакришнана… Мне этот предмет очень нравился, потому что хотя я тогда вел, скажем так, рок-н-рольный образ жизни, у меня был интерес к трансперсональному опыту, духовным культурам Востока. Мы с друзьями также читали Кастанеду, даже находили у него идеи, похожие на феноменологию Гуссерля. Читали работы известного антрополога Мирчи Элиаде, а ведь он несколько лет провел в Индии, изучая йогу.

И вот наш профессор как-то сказал мне, что в посольстве Индии в Москве есть классы по хатха йоге, и их проводит какой-то индус. И что он, профессор, хочет даже сходить, но ищет компанию. Я решил с ним сходить, ради эксперимента. У меня на тот момент была книжка Свами Вишнудевананды, одного из самых известных учеников Шивананды, «Полная иллюстрированная энциклопедия йоги», такое любительское издание, на оберточной бумаге, с рисунками асан вместо оригинальных фотографий. И я иногда пробовал по ней что-то делать, но не хватало знаний и терпения. И вот пошли мы в посольство… Профессору хватило одного занятия, а я остался.

Первым моим учителем йоги стал Джаякумар Свамишри, он несколько лет преподавал в индийском культурном центре при посольстве. Сам он обучался в институте «Вивекананда Йога Кендра», в Бангалоре, это государственный институт, где готовят йогатерапевтов. Также в институте Свами Кувалаянанды. Практика асан была близка к Шивананда йоге, собственно так и практикуют в большинстве обычных индийских школ йоги — сделали пару поз, легли в шавасану, расслабленный такой режим. Класс асан шел всего 45 минут, но и это давалось непросто — спортом я до этого особо не занимался. Многие бабульки, которые ходили в посольство не первый год, делали асаны лучше меня. Джаякумар был большим энтузиастом своего дела — он давал практику в ключе, который в Индии называют «Пурна Йога», то есть полная, целостная. Помимо асан изучали и пранаямы, техники медитации, он рассказывал про Йога Сутры, иногда даже приглашал нас домой и готовил индийские вегетарианские блюда. Поэтому мне сильно повезло, что вместе с упражнениями учитель знакомил и с мировоззрением йоги, ее философией. Через несколько месяцев занятий я оставил вредные привычки, перешел на саттвичное вегетарианское питание — обычные вещи для любого не только учителя, но и просто практикующего йогу в Индии (да и во многих случаях на Западе).
Когда в конце 90-х у Джаякумара Свамишри кончился контракт и он вернулся в свой родной Майсор (интересно, что будучи уроженцем Майсора, он аштанга-виньясой никогда не занимался, а только отдаленно слышал о ней), я стал посещать занятия отечественных преподавателей. Игорь Викторович Медведев вел в Москве аштанга-виньясу, руководствуясь видеокассетами П.Джойса и его учеников. Про него мне рассказала Ольга Буланова, которая тоже училась у Джаякумара. Аштанга-виньяса заинтресовала меня более интенсивным подходом к практике асан, «полулежачий» подход к асанам был для меня уже скучноват. Тогда же я начал посещать семинары украинских преподавателей — Андрея Сидерского и Андрея Лаппы. В 1999 вошел в состав основателей московского Аштанга Йога Центра.

В 2001 году впервые поехал в Индию — жил в Дели, занимался в Морарджи Десаи Йога Институте у Бал Мукунд Сингха, потом в Майсоре углублял аштанга-виньясу, у Б.Н.С. Айенгара, прямого ученика Кришнамачарьи, и его ученика В.Шешадри. С того времени посещаю Индию каждый год. Занимался у Паттабхи Джойса в Майсоре, изучал пранаяму и шаткармы у доктора Мадавана в Каруре, посещал занятия в йога-ашрамах Ришикеша и Пондичерри. Закончил курс для учителей в ашраме Шивананда-йоги в Керале. Знакомился также с тибетскими стилями практики асан в буддийской и бонской традициях. Вообще довольно долго будет перечислять все — я в этом плане весьма любознателен. Есть у меня даже резюме, на моей страничке.

Ты обучался у многих мастеров Индии, США, Европы. Это знакомство с различными школами, направлениями, подходами. Что объединяет эти направления, а что делает их разными?

Разные подходы в основном касаются техники выполнения асан, гораздо реже — пранаям. Дальше этого если индийские учителя что-то дают — то это одно и тоже, на основе ключевых идей Упанишад и Йога Сутр. Западные учителя за редким исключением вообще не идут дальше физических и дыхательных техник, а в плане работы с сознанием порой как будто «пугаются» индийской традиции, предпочитая ограничиваться физкультурой или предлагая какие-то самопальные «психотехники». Может быть они ассоциируют многочисленные навязчивые течения нео-индуизма, которые в основном только и представлены на Западе, с индийской традицией в целом. Может просто нет интереса разбираться в первоисточниках. Может они интуитивно понимают, что образ жизни «традиционного» йога выстраивается исходя из духовных ценностей, а они хотят продолжать жить материальными.

Многие прогрессивные учителя говорят что есть одна Йога, но разные подходы к технике работы с физическим телом, дыханием. Допустим это так — например в китайском у-шу тоже масса подстилей. Но тогда нужно понять, что же является сердцевиной йоги, если разные подходы к практике тех же асан являются вариабельной «периферией»?

Само слово «йога» нам известно из санскритских текстов древней Индии, именно ее мастера записывали эти тексты и разрабатывали практики, ведущие к состоянию йоги. Соответственно можно сделать вывод — если мировоззрение и конечные цели той или иной школы соответствуют описанным в первоисточниках, такие тренировочные системы можно отнести к йоге, если понятие самореализации, открытия Атмана в себе, игнорируется — речь идет о каких-то авторских системах тренинга, просто использующих те или иные элементы и техники из арсенала йоги. Западное сознание относится к йоге утилитарно и материалистично. У нас это считается «рациональностью», а в древней Индии отсутствие духовных ценностей считалось авидьей — «болезнью и омрачением ума». Поэтому пока человек на своем личном опыте не осознал, не пережил, что такое сансара, и зачем нужно достигать освобождения от омрачений сознания и от кармических отпечатков — у него нет истинной мотивации к практике йоги. Другой вопрос, что каждый человек имеет право двигаться своим путем и никто заранее не знает его перспективы — кто-то пришел в йогу чтобы похудеть, а с годами глубоко продвинулся в практике на серьезном уровне. А кто-то, особенно с хорошим, тренированным телом, сразу начал изображать «крутого йога», а через несколько лет «сдулся», и сидит с банкой пива перед телевизором, тупо смотрит какую-нибудь глупость и медленно угасает в «бытовухе», как и большинство сограждан.

Жесткая привязка к физическому телу до сих пор характерна для многих западных (включая отечественных) преподавателей. Пракрити (материя) для них важнее, чем Пуруша (дух). В этом нет ничего странного, такие ценности естественны для обыденного сознания. Мужчины восхищаются стройными красотками, женщины — мускулистыми «Тарзанами». Так работает немного подкрашенный культурой нашего социума биологический инстинкт продолжения рода. Хотя одна из целей йоги — достижение независимости от инстинктивных программ, которые почти одинаковы у животных и человека. Это, конечно, нечеловечески трудно. Поэтому реализованный йогин уже не обычный человек. Никто не заставляет всех практикующих стремится к этому, но неплохо хотя бы знать, какие цели перед собой ставили йоги древности, раз уж называешь свои занятия йогой. Многие же из преподавателей до сих пор считают, что гимнастические успехи или выравнивание асан «до миллиметра» и есть успехи в йоге. Хотя Кришнамачарья показывал асаны на площадях, просто чтобы завлечь молодежь на занятия, а реальным признаком его мастерства было, например, умение осознанно приостановить сердце (что он демонстрировал французским ученым в 30-е годы), что означает высокий контроль над праной. В то время как его исполнение асан, которое мы можем наблюдать в известном фильме 1938 года, в пух и прах раскритиковали бы все — и современные «аштанговцы», и «айенгаровцы», будь это неизвестный дядька, а не сам Кришнамачарья.

Из своего опыта я понял, что определяющее значение имеет личность и дух преподавателя, из этого выстраивается арсенал и подача техник, которые он использует. Людям с одним складом ума лучше подойдет один стиль, а другим «противоположный», но важен также и конкретный учитель. Человек начинает тянуться к преподавателю, который его вдохновляет как личность. Тут действует закон «подобное притягивает подобное» — если у практикующего в уме много воинственных, «асурических» тенденций (асуры – это демоны в индийской мифологии, которые все время борятся друг с другом и с Богами), ему понравится стиль йоги «упал-отжался». Бывает еще интереснее — в рамках той-же аштанга-виньясы есть ведущие преподаватели с разным складом ума, отсюда и подача вроде бы одной и той же методики отличается, и у каждого свой круг учеников. Меня приятно удивило, что среди западных учителей, с которыми доводилось общаться, большинство ведет саттвический образ жизни, разделяет идеи традиционной йоги. Что касается Шивананда йоги и Бихарской школы, там это вообще в порядке вещей, но и многие западные учителя аштанга-виньясы и других стилей тоже живут так. У нас же порой даже обычные принципы саттвического питания, которые в индийской йоге считались настолько естественными, что упоминались лишь мельком, встречают яростное сопротивление асурических умов.

Как ты считаешь, лучше практиковать йогу в рамках одной школы или все же пробовать разные?

Начинать надо в рамках одной школы, чтобы «войти в тему» и немного освоиться в йоге. Походить по разным направлениям, учителям, выбрать что больше нравится, и в этом стиле позаниматься годик-другой. Через какое-то время, имея базовые знания и умения, можно более осознанно пробовать другие методы, расширять свой кругозор. Чтобы сделать осознанный выбор, надо на своем опыте знать, из чего выбираешь. Возможно, по мере вашего развития в йоге, приоритеты будут меняться — это естественно. Мой личный опыт — синтез того, что больше мне подходит, после довольно детального изучения методов нескольких школ. Но сначала гаммы, потом уже играть можно. Кому-то на всю жизнь достаточно одного «фиксированного» метода — это зависит от потребностей человека.

Какие направления, школы в йоге тебе ближе всего?

По практике асан нравится наследие Шри Кришнамачарьи, причем не только аштанга-виньяса, но и вариативность подхода Дешикачара, Шриватсы Рамасвами (еще один ученик Кришнамачарьи). Также люблю вьяямы и асаны из традиции Дхирендры Брахмачари, которую изучал в подаче Б.М.Сингха и Рейнхарда Гамментхаллера. Сочетание статики и динамики в работе с телом, что мы находим в обоих стилях, кажется мне наиболее эффективным в наших условиях. А что касается шаткарм, пранаям и медитативных практик — тут гораздо шире подход в Шивананда и Сатьянанда йоге. Сам практикую также крия йогу в традиции Лахири Махасаи, но ее не преподаю — в этой традиции нельзя преподавать, не будучи назначенным следующим Гуру в линии. Да и практика в крия йоге всегда индивидуальна. Я несколько лет плотно практиковал аштангу в чистом виде, не раз бывал в Майсоре. Потом стал сторонником большего выбора в построении последовательности и наборе асан. Поэтому синтезирую изученное в разных индийских школах. Ряд полезных вещей изучил у Андрея Лаппы, у Шандора Ремете.

Какую роль играет творчество в йоге? Уместно ли вообще это понятие, если мы говорим о практике йоги?

Мое мнение таково — творчество возможно в тех аспектах, в которых ты очень хорошо разбираешься и имеешь большой опыт (минимум 10 лет регулярной интенсивной практики). Например если человек достаточно практиковал асаны в разных школах, знает плюсы и минусы разных подходов (а идеала ведь не бывает), знает принципы компенсации асан, создания логичной тренировочной последовательности — он может выстраивать свой подход к практике асан. А, например, чтобы экспериментировать с пранаямами, нужно не только разбираться в работе дыхательной системы, но и понимать работу каналов нади, воздействие тех или иных пропорций и кумбхак на состояние сознания и тонкие оболочки (коши).

Механическое комбинирование техник в угоду интеллектуальному, западному пониманию «прогресса» (сделать больше разных техник за более короткий срок) — это спортивный подход, когда количество и скорость кажутся важнее качества и состояния. В большом спорте важно как можно быстрее получить максимальный результат, а потом хоть инвалидом оставайся. Это эго-мотивация, «асурическая», йога работает по-другому. Поэтому в вопросах пранаямы и медитации я предпочитаю без изменений пользоваться традиционными техниками. Напридумывать-то можно все что угодно, любые «навороты», только какие плоды это принесет на тонком уровне? Не хочу экспериментировать над людьми. Я вправе предлагать только то, в чем сам уверен, что проверено на опыте многих поколений практикующих йогу.

Какое место занимает творчество в твоей жизни? В чем оно проявляется?

В детстве окончил художественную школу, а сейчас наверное в написании статей и эссе по йоге и близким к ней темам. Это главный интерес моей жизни.

Рано или поздно практикующие йогу сталкиваются с вопросом — стоит ли уйти из социума хотя бы на время, чтобы углубить свою практику, чтобы ничего не отвлекало. Сталкивался ли ты с этим? Возможно ли практиковать что-то кроме асан живя в социуме?

Нужно быть честным с самим собой. Вы же занимаетесь йогой для себя, а не «для дяди». Вы сами-то действительно хотите уйти из социума? Если да, кто вам помешает? Если вы хотите пить, вы пьете. Так же естественнен должен быть уход от социума, если он вам действительно нужен. Я например люблю пожить и позаниматься на природе, в одиночестве. Но на какие-то периоды времени, уйти из социума полностью я потребности пока не чувствую. Каким я буду через десять — двадцать лет и чего буду хотеть — покажет время. Не стоит индульгировать на эту тему.

В социуме много что можно практиковать, знаменитый йогин 19 века Лахири Махасаи, мастер высокой реализации, по свидетельству многих учеников обладавший сиддхами, всю жизнь прожил как семьянин, в шумном паломническом городе Варанаси. Если социум на вашу практику не влияет — вам все равно. Но у большинства людей влияет, и не самым лучшим образом. Поэтому я считаю что уединяться время от времени для йога полезно. А надолго у вас и не получится, если вы не готовы. Сами прибежите обратно в поисках новых впечатлений. Так что тут все естественно — каждому свое.

Еще один из актуальных вопросв для многих практикующих — поиск Гуру, учителя, который бы направлял и в практике и по жизни. Ты один из тех, кому посчастливилось такого человека найти.

Я пробовал делать разные практики как свою регулярную садхану, индийские и тибетские, и получал значимые для себя результаты, но желание продолжить поиски оставалось. В 2005 я получил крия йогу у Шри Шайлендры Шармы, с тех пор помимо хатха-йоги и ряда классических пранаям стараюсь практиковать ее регулярно. Собственно крия йога Лахири Махасаи это тоже определенная последовательность пранаям, мудр и бандх. Все они описаны в Хатха Йога Прадипике, но не расшифрованы там подробно. А здесь есть живая линия передачи и система освоения.

Как это повлияло на твою жизнь? Получил ли ты ответы, которые искал?

Как повлияло? Моя жизнь стала более упорядоченной и я, как говорят в народе, больше «попустился», то есть как-то легче стал смотреть на жизнь, меньше напрягаться. Шри Шайлендра понравился мне тем, что он направляет в практике, и не понаслышке знает про разные уровни самадхи, но не испытывает особого желания направлять учеников в жизни, то есть указывать вам, как вам жить и что делать. Он ценит свободу и независимость ученика, так-как сам любит свободу и независимость. Да, порой наше понимание свободы — это просто желания нашего эго и возможность их удовлетворять. Но обучение на своих ошибках — самое эффективное. Еще мне нравится его оригинальность мышления. Многие индийские Гуру такие «официально благостные», излагают лишь прописные истины. Шри Шайлендра может «зажечь». Я ценю в людях чувство юмора, мне всегда этим нравились кастанедовские дон Хуан и Хенаро.

Считаешь ли ты, что практикующему йогу, своего Гуру нужно искать именно в Индии?

Что касается поиска Гуру, то это вопрос серьезный. Я бы советовал не торопиться с выбором, посмотреть на разных мастеров, понаблюдать, как они живут и ведут себя «вне сцены», прикинуть, прислушаться к себе. Ведь следующие годы вы потратите на то, что предложит вам практиковать этот человек, заранее не зная результатов. Тут нужно определенное доверие к традиции, а в первую очередь — к самому Учителю. Если мы говорим о традициях Востока, то лучше искать там, где эти традиции всегда были и развивались. Просто больше шансов найти стоящее. Возможно есть и западные люди, достигшие высоких результатов, но в йоге на это уходит несколько десятков лет упорной садханы. На Западе много хороших мастеров по асанам, а вот на уровне раджа йоги очень мало. Зато шарлатанов, которые статус Гуру сами себе присвоили или приобрели в Индии за «бакшиш», хватает везде. Это впрочем вопрос вашей внимательности, знаний, понимания. Кто хочет быть обманутым, своего обманщика всегда найдет. Кто хочет реально практиковать — найдет реального наставника.

Какую музыку слушаешь, что читаешь?

Слушаю калифорнийскую психоделию 60-х годов и индийскую классическую музыку — раги, бхаджаны, мантры. В универе любил Аквариум и Гражданскую Оборону. Недавно проводил семинар в Омске, местные йоги, организаторы, Слава и Лена, меня спрашивают — куда тебя отвезти, давай посмотрим город. Я говорю — поехали на кладбище искать могилу Егора Летова. Практикующим йогу полезно иногда посещать кладбища. Недаром в индийской мифологии Шива — покровитель йогов, любит медитировать в местах кремации. Настраивает на философский лад, суета жизни кажется мелочной… Читаю в последнее время в основном только по своей теме — йога, восточная философия. Иногда про самолеты — увлекаюсь пилотированием маленьких самолетов, в Питере летал с инструктором, хочу продолжить.

Возвращаясь к йоге — на своих занятиях, семинарах, какие практики и в русле какого направления ты предпочитаешь преподавать?

Я преподаю асаны, в основном это синтез подходов Кришнамачарьи и Дхирендры Брахмачари, хотя могу провести и «стилевые» занятия, по аштанга-виньясе, йоге Брахмачари или Шивананда йоге. Преподаю пранаямы, базовые и более сложные, в традиции Шивананда йоги, так как весьма детально изучал их при индивидуальном обучении у доктора Мадавана.

На семинарах мы проходим также основы медитации — базовые практики уровня раджа йоги, это Шивананда и Сатьянанда йога, также я занимался в ашраме Свами Гитананды в Пондичерри, у них есть ряд интересных техник, которые не встречаются в других школах. Обязательно даю йоговские практики глубокого расслабления — циклическую медитацию (от моего первого учителя Джаякумара Свамишри), Йога Нидру по Свами Сатьянанде. У современных городских жителей много скрытых напряжений на уровне мышц и психики — это следствие нашей «раздерганной» жизни в совремнном социуме. Такие практики позволяют их отследить и снять, растворить — это хорошо подготавливает тело и ум для более эффективной практики йоги, да и просто для более спокойного восприятия реальности.

На выездных семинарах и сертификационном курсе для инструкторов я также читаю лекции по истории и философии йоги и близких учений — разных направлений индуизма и буддизма. Мы разбираем тексты-первоисточники: Упанишады, Бхагавад Гиту, Йога Сутры, Хатха Йога Прадипику. Когда проводим с Михаилом Барановым совместные семинары в теплых местах – Индии, Тайланде, Турции, Египте, обязательно даем шаткармы, очистительные практики йоги. В целом я стараюсь, насколько это возможно в наших условиях выездных семинаров, следовать подходу «Пурна Йоги», то есть хотя бы понемногу знакомить с разными аспектами этого всеобъемлющего учения.

Семинар Ильи Журавлева

«Асаны, пранаямы и медитативные техники в традиции индийской йоги»
Киев, 20-21 ноября 2010

Read moreRead more

22
Окт

Семинар Ильи Журавлева в Киеве

Наш гурубхай Илья Журавлев вскорости наведается в Киев с семинаром, и дабы представить дорогого друга вам поближе, мы потрудились отнять у него несколько строк интервью.

По нашей просьбе Илья рассказывает о своем опыте изучения йоги, размышляет об отличиях между современной и классической йогой, и раскрывает секреты того, как можно узнать своего Учителя и начать творить (чудеса 🙂 )!

Семинар Ильи Журавлева «Асаны, пранаямы и медитативные техники в традиции индийской йоги».

Киев, 20-21 ноября 2010.

Программа семинара включает:
Практику асан (виньяса стиль, основанный на методах школы Шри Т.Кришнамачарьи — Шри К. Паттабхи Джойса и школы Дхирендры Брахмачари).
Сукшма и прана вьяямы (динамических упражнений с дыханием).
А также подробный разбор традиционных пранаям и ряда медитативных техник индийской йоги:

  • Капалабхати, Бхастрика, Сурья бхедана, Нади шодхана (с пропорциями), Бхрамари.
  • Симха крийя (с визуализацией — техника избавления от негативных мыслей и психологических напряжений).
  • Прана мудра (накопление энергии природы) и Брахма мудра (остановка потока сознания) пранаямы.
  • Многоступенчатый тратак.
  • Циклическая медитация (практика наблюдения тела в состоянии пратьяхары).
  • Йога Нидра (техника глубокого расслабления тела и сознания) с визуализациями «продвинутого» уровня.

Практические занятия сопровождаются теоретическими объяснениями.

Read moreRead more

16
Ноя

Виктор и Анжела — интервью

Angela & ViktorКак-то так стало привычным для нас общаясь на разные темы с опытными учителями, брать интервью для дальнейшей публикации. Давным давно вышли в печать интервью с моим гуруджи, рассказ пандита об астрологии, сейчас готовится к печати наш разговор с Дагом Свенсоном.

Особенно приятно говорить с человеком, когда понимаешь, что ты сможешь передать его слова другим, позволить узнать и прочитать многим. И тогда сидишь, готовишься, внимательно задаешь вопросы, уточняешь, стараешься затронуть темы, которые чаще всего возникают у начинающих и искренне ищущих людей. Чтобы они узнали больше, чтобы вдохновить их на практику, на поиск.

Вот и  в этот раз нам тоже удалось поговорить с Виктором и Анжелой. Они подарили нам прекрасный материал для размышлений, глубокие, интересные мысли. Восхитительная пара, поражающая своей силой!

Постараемся подготовить интервью как можно скорее.